Здесь многие играют в оркестре под руководством Путина

Политика защиты «права на историческое наследие» и «беспокойство о состоянии прав человека» в других странах, которую в последние месяцы демонстрирует президент России Владимир Путин, могла бы серьезно дестабилизировать весь регион Западных Балкан.

Такого мнения придерживается директор белградского Центра евроатлантических исследований Елена Милич.

Проживание в Черногории: О Черногории: Здесь многие играют в оркестре под руководством Путина
Она считает, что часто наблюдаемые в Македонии межэтнические столкновения, нежелание Сербии и Косово следовать требованиям Брюссельского договора, отказ сербов на территории севера Косова участвовать в местных выборах, обострение ситуации в Боснии и Герцеговине, где обсуждается даже проведение референдума о статусе Республики Сербской, являются косвенными последствиями многомесячного кризиса на Украине.

По оценкам Милич, ни одна страна из состава бывшей Югославии, кроме Черногории, не смогла воспользоваться правильно этим кризисом.

«Сербия использовала кризис на Украине таким образом, что создала аналогию между аннексией Крыма и вопросом о статусе Косово. Конечно, речь идет о невероятной манипуляции, учитывая, что сама Сербия годами на территории Косово устраивала апартеид, в результате которого были совершены ужасные преступления против албанского населения.

В остальном из-за этого почти вся государственная, политическая и военная верхушка Сербии попала в Гаагский суд в девяностые года. Естественно, ничего из вышеописанного не происходило в Крыму», говорит Елена Милич.

«Те, кто сегодня ссылается на международное право, должны были, в конце концов, вспомнить заключение, о котором говорил Международный суд в Гааге, отвечая Главе сербской дипломатии Вуку Еремичу: «Косово это случай sui generis».

Говоря об аннексии Крыма, Сербия, опираясь на тезис об угрозе существования русского языка в Украине (хотя сама Россия не выставляла этот вопрос на обсуждение в ООН, Совет Европы и иных институтах), цитирует и другие «аргументы» Владимира Путина», говорит Милич в интервью Тамаре Никчевич.

Главный аргумент, по словам Елены, основывается на том, что Крым — это русское «историческое наследие».

«Но что это значит? Имеют ли право Турецкая империя или Австро-Венгрия претендовать на то, что когда-то им принадлежало? Простите, в 21 веке «исторические неточности» нельзя исправлять переменой границ, а лишь улучшением состояния коллективных прав и усилением структур, развивающихся между странами».

Милич уверена в том, что Черногория воспользовалась кризисом на Украине, чтобы получить приглашение на сентябрьский саммит НАТО в Уельсе. И это, по ее словам, правильный шаг.

«Потому что членство в НАТО навсегда бы приостановило попытки отдельных русских, сербских и местных ультранационалистических кругов уничтожить черногорскую государственную независимость, а также расширило бы границы для продолжения европейских интеграций и значительно бы помогло стабилизировать ситуацию в регионе.

Текущая эскалация кризиса в Боснии и Герцеговине, скажем, имела бы иное развитие, если бы эта бывшая югославская республика была бы окружена странами, входящими в НАТО: Хорватией и Черногорией», говорит Милич.

Она добавляет, что «говоря о силах в Сербии, заинтересованных в уничтожении черногорского государства, имеет в виду те сильные политические и общественные круги, которые до сих пор не отказались от «своих прав» на Черногорию и северное Косово, а также продолжают мечтать о том, чтобы у Боснии и Герцеговины отнять Республику Сербскую».

Она пояснила также, какие именно русские круги имеет в виду.

«Я говорю о тех, кто отправляет письма с угрозами премьер-министру Черногории… Я часто слышу: почему великой России мешает вхождение в НАТО страны, чья численность не превышает 650 000 человек? Но речь идет не о величине страны, а о большой стратегической игре.

Иными словами, не будем забывать, что у НАТО в Средиземном море уже давно есть свои базы, а Россия сегодня пытается любой ценой создать себе здесь ремонтный порт, тот самый, который она может потерять в ближайшее время в Сирии. Поэтому Москва рассчитывает на Черногорию, поэтому черногорское «нет» и объявление о желании вступить в западный военный альянс ее в буквальном смысле выводят из себя.

В конце концов, если мы говорим о русской политике по отношению к Черногории, не будем забывать, что «метод кнута» Россия применяет к малым странам, чтобы доказать общественности, насколько она сама сильна как страна».

Правда, Милич считает, что «русская ярость» может быть крайне опасной для Черногории.

«Конечно, я не говорю о формальном вторжении; но о вложении российского капитала в черногорские политические круги и СМИ, которые «продвигают» политику Путина. Речь идет о запевалах в так называемом «оркестре Путина» — это оппозиционные партии, которые остро противятся вхождению Черногории в НАТО; Сербская православная церковь и ее митрополит; отдельные неправительственные организации; СМИ…

Интересно, что самой жесткой и вероломной антинатовской кампанией сегодня занимаются те СМИ, которые в конце девяностых поддерживали независимость Черногории, и которые, что еще парадоксальнее,  живут благодаря огромной финансовой и иной поддержке со стороны Запада.

Возьмите, к примеру, Vijesti — посмотрите, что в последние годы они пишут про вторжение НАТО на территорию СФРЮ, обратите внимание на их заголовки в день годовщины 24 марта 1999 года — от фотографий до анализа причин и последствий той военной операции; что они пишут об Украине, как прославляют Владимира Путина… 

Каждый, кто укажет на что-то подобное, будет осужден за то, что лишает свободы СМИ и ограничивает работу гражданского общества. К сожалению, в эти ловушки нередко попадают и отдельные представители ЕС», заявила Милич в своем интервью порталу Analitika.
  • Вконтакте
    Google+
2 комментария
Написать комментарий
KonstantinBrayko
+1
+
Смею предположить, что белградский Центр евроатлантических исследований финансируется ЕС, оттуда и мнение
Ksenia
+1
+
Сейчас крайне популярна антироссийская позиция в высших кругах Черногории — это, по их мнению, способ показать «независимость» от России (с которой связана бОльшая доля бюджета страны) и лояльность и приверженность позиции ЕС и Вашингтона.