Boško Jakšić: «Вместе с НАТО быстрее и до ЕС»

«Украинский конфликт может ускорить путь Черногории в НАТО. И премьер-министр Đukanović на конференции по безопасности в Мюнхене подтвердил, что Черногория принимает на себя все обязательства по вопросам европейского и евроатлантического партнерства», говорит политический обозреватель Boško Jakšić, который для RTCG попытался проанализировать последние геополитические события.

Проблемы, с которыми сталкивается Черногория на пути евроатлантических интеграций, предупреждения, высказываемые высокопоставленными официальными лицами Америки, кризис на Украине, взаимоотношения суперсил, причины и последствия многочисленных очагов кризиса, нарастание террористической угрозы и все слабеющая роль ООН в сохранении мира во всем мире – это темы, ответы на которые мы попытаемся получить в этом интервью. 

Проживание в Черногории: Boško Jakšić: «Вместе с НАТО быстрее и до ЕС»
Итак, как вы толкуете позицию государственного секретаря США Джона Керри, что «целый ряд европейских стран, среди которых и Черногория, находится на линии огня», когда речь идет о взаимоотношениях Москвы и Вашингтона? Особенно, если принимать во внимание и высказывание замминистра обороны США Кристин Вормут, что Россия «могла бы двинуться на страны, не являющиеся членами НАТО, как, например, Черногория, с целью их дестабилизации, используя при этом некоторые информационные операции и тактику, которую она использовала в Украине». Есть ли причины Черногории тревожиться?
 
Госсекретарь Керри ставит Сербию и Черногорию в один ряд со странами, которым угрожает Россия, по тому же принципу, по которому президент Владимир Путин сообщил Черногории, что поскольку она присоединилась к санкциям против Москвы, то отныне находится на прицеле русских ракет.
 
Нерешенный украинский кризис значительно увеличивает напряжение и на Западе и в России, а один из симптомов этого – усилившиеся желания и одних и других ясно очертить границы фронта и привлечь к себе всех возможных союзников.
 
Такое поведение, как и ожидалось, серьезно угрожает самопровозглашенной нейтральности Сербии и попыткам Белграда сохранить некую равноудаленность по отношению к Москве, а также Брюсселю и Вашингтону.

И кажется, что Россия, поскольку ей удалось отговорить Сербию от членства в НАТО, теперь все чаще – хотя и не официально – заговаривает о том, что Белграду следует повернуться к пансловянским и православным братьям и подключиться к евроазиатской федерации, которая должна послужить путинским противовесом ЕС и НАТО.
 
Россия одновременно усиливает свою массовую деятельность в юго-восточной Европе в тех местах, которые считает сферой своих геостратегических интересов: Сербия, Республика Серпска, а также Черногория, Босния и Герцеговина и даже Хорватия.
 
Для стран, которые открыто выбрали путь в ЕС, а также в НАТО, как, например, Черногория, в ближайшем будущем не будет мира. Они действительно попадают на «линию огня», о которой говорил Керри. Так что причины для тревоги есть.
 
Европа оказалась между молотом и наковальней взаимоотношений России и Америки в связи с украинским кризисом, которому конца не видится, хотя мы и слышали заверения Путина, что сценарий апокалипсиса будет избегнут.

Запад еще не осмеливается оказать Украине военную помощь, а Россия отвечает усилением своего влияния в Европе, конкретно в Венгрии, Греции, на Кипре, не говоря уже и о Сербии, хотя в последние дни в высказываниях русской общественности прослеживались острые тона в отношении сербского руководства. Что это может принести Европе и отдельным ее членам, если с точки зрения американской политики любой вид сотрудничества с Россией вызывает подозрение?
 
Это точно, что новая Холодная война связана прежде всего с взаимоотношениями Америки и России. Европа вовлечена в этот конфликт поневоле. С самого начала украинского кризиса было ясно, как на него ответит Владимир Путин.

Он еще летом 2008 года во время короткой войны в Грузии, объявил «планы» своих действий. Он не поколеблется осуществить военное вторжение, если НАТО слишком приблизится к России. Поскольку Украина стратегически важнее Грузии, было ясно, что Кремль ответит силой.
 
Я считаю, что и американцы имели в этом свой интерес, который во многом отличается от европейского. Вашингтон руководствовался идеей воспрепятствовать возникновению «новой Европы», которая представляла бы собой крепкий союз Германии и России.

Этот стержень, создаваемый прежде всего на экономических интересах – в прошлом году Россия из ЕС ввезла инвестиций, технологий и товаров стоимостью на 132 миллиарда евро – поставил бы под угрозу первенство США.
 
Украинский кризис и давление Запада принудили Россию усилить так называемый восточный вектор своей политики. Китай и Россия начали укреплять свои связи, исключив при этом доллар из экономических взаимоотношений. Переход к рассчетам в рублях и юанях является огромным шагом и для России и для Китая, которые являются членами БРИКС. Какие политические изменения могут последовать, поскольку США с помощью сбивания цен на нефть стремится ослабить возросшую русскую мощь, основанную на продаже нефти?
 
Не следует переоценивать стратегическую важность русского альтернативного поворота к Китаю. Действительно, России удалось заключить сделку на 400 миллиардов долларов на продажу нефти, но взаимоотношения Пекина и Москвы всегда носили в себе дозу взаимного недоверия, которое до сих пор не исчезло.
 
В попытки «избавиться» от доллара не верю. Страны БРИКС, безусловно, учли силу, которую продемонстрировала Америка, когда в рекордно короткие сроки с помощью Саудовской Аравии демонстративно сбила цену нефти в России, чья экономика в большой мере основывается на нефти, вполовину уменьшила ее доходы.

Расшатала бюджет, который был сформирован на основании стоимости нефти в 70 долларов за баррель, и отбросила рубль на исторически низкий уровень. Этим все сказано.
 
Бывший американский госсекретарь Генри Кисинджер считает, что Запад в вопросе украинского кризиса сделал фатальную ошибку, которую он должен признать. «Европа и США не поняли значения событий, которые начались переговорами об экономических взаимоотношениях между Украиной и Евросоюзом, а затем переросли в демонстрации в Киеве» — сказал Кисинджер, добавив, что российская реакция на эти события была непропорциональной. Действительно ли США и Европа справедливо и беспристрастно вмешались в украинский кризис?
 
Ошибка, как я уже сказал, существует, но ее в основном сделала Америка, которой кризис на Украине стоит несравнимо меньше, чем ЕС.

Эта ошибка состоит в том факте, что как только Киев начал переговоры с Брюсселем, сразу же на политический радар Украины было заброшено и НАТО. Даже если бы Путин и смог проглотить сближение Украины с ЕС, что в современных обстоятельствах без сомнения был бы очень долгий процесс, он никак не мог допустить и никогда не допустит появления Альянса на своих границах.

Русские помнят нарушенное обещание, что страны Прибалтики не войдут в НАТО. Будучи обмануты один раз, в следующий раз они стремятся всеми способами это предотвратить.
 
С другой стороны, Путин во время кризиса ясно показал авторитарность своего руководства, когда упорно «лгал», как повторяет Ангела Меркель, что российские войска и вооружение не находятся в восточной Украине.

Таким образом, он в некоторой мере помог Западу, но боюсь, что у американцев нет стратегии по выходу из ситуации, поскольку Путин, уместно используя репертуар западной политики, демонстрирует свои свойства дистиллированного прагматика. О его аннексии Крыма сегодня уже почти не упоминается. 
  • Alexmen

  • 31.03.2015
  • Вконтакте
    Google+
2 комментария
Написать комментарий
StepanChernov
0
+
А можно ссылку на высказывание Путина про рокеты?
Alexmen
0
+
Ну Boško Jakšić тут вам не ответит. Можете найти его в фейсбуке и попросить.