Это была странная поездка – Анна Стрельцова о путешествии в Дубровник

Анна Стрельцова во время новогодних каникул посетила Дубровник и поделилась своими впечатлениями и эмоциями от этой поездки.

Не только Черногория: Это интересно: Это была странная поездка – Анна Стрельцова о путешествии в Дубровник
Изображение: Shutterstock

Когда впервые попадаешь в Дубровник, думаешь, что вся красота ‒ это старый город. Но стоит взять номер в гостинице повыше, и оттуда открывается вид на острова, мысы, заливы, щедро осыпанные вечерними огнями или покрытые утренним туманом.

Январские розы, клеклые, будто оттаявшие пельмени. Паучьи гнезда.

Маленький мягкий ёжик, спускающийся по лестнице в четыреста восемьдесят ступеней.

Номер с огромной душевой кабиной вместо обещанной ванны. Белый цвет и горячая вода успокаивают и умиротворяют меня, поэтому я рыдаю до изнеможения.

Ложусь на пол, выключаю воду и продолжаю рыдать, покуда не высыхает влажная кожа, а потом и сама душевая кабина. И мне кажется уже, что я сплю в своей кровати, а на самом деле все еще реву.

Птица, опрокинутая потоком ливня в море, вывернутая и распластанная, как носовой платок.

Университетский парк, живой, сырой и темный, будто распечатанная банка сахара мусковадо.

Найденная на дороге моя собственная перчатка.

Я захожу в магазин Михаль Негрин и хочу купить всё (там были платья в цветах и птицах, такое можно надеть и жить в нем, как в саду). Но выхожу без покупки, потому что впервые в жизни красивые вещи не для меня.

Они для кого-то поживее и помоложе, для кого-то, кто будет ждать мужчину, встретит его и полюбит, для кого-то из племени, которому я больше не принадлежу, хоть меня и не изгоняли.

Не только Черногория: Это интересно: Это была странная поездка – Анна Стрельцова о путешествии в ДубровникИзображение: Shutterstock

А мне проще проползти восемь километров по горам на подламывающихся от боли ногах, чем заговорить с таксистом.

Паучьи гнезда в сосновых ветвях.

Зеленые двери. Знаете ли вы, что в Дубровнике все двери зеленые?

Мне нельзя никуда приезжать. Когда я куда-нибудь приезжаю, я сразу начинаю плакать оттого, что не могу там остаться.

Иногда ребенок отодвигает поставленную перед ним еду и говорит: «Я хочу что-нибудь другое». И тут уж в зависимости от настроения хочется или надеть тарелку ему на голову, или прижать его крепко, потому что ты ведь знаешь, о чем он сейчас: о том, чего не существует на свете.

Твое желание почти овеществляет это, но дотянуться и взять невозможно.

И продолжаю плакать и плакать безутешно, уже в машине, рвущейся сквозь стену ливня. Почему-то думая о том, что никогда уже не попаду в оперу.

Если бы я была настоящая живая женщина…

Ничего нельзя ни исправить, ни прекратить.

И с заднего сиденья кто-то подвывает смешным мультяшным голоском. Муся в отчаянии включила на телефоне приложение, где маленький котик повторяет все, что слышит.

Муся с каменным лицом конвертирует мой плач во что-то не столь раздражающее, не столь оскорбительное для окружающей среды.

А потом я возвращаюсь в Бар, и все становится как прежде.
  • Juliet

  • 13.01.2016
  • Вконтакте
    Google+