Языковое

«Водитель» по-сербски «возач», то есть тот, кто возит, «экскурсовод»  «водич», то есть тот, кто водит, радио-ведущий, смеяться будете  «водитељ» или соотв. «водитељка».

Их нравы: ЯзыковоеНедопониманиеизображение Shutterstock 

Если речь о женщине, а вот сказать «возачка» — это не женщина-шофер, так называются сокращенно водительские права — «возачка дозвола», и, не знаю насчет «водичка», но во всем этом ряду меня восхищает, что ведущий на телевидении обозначается исконно сербским словом «спикер».
Моя любимая «перепутка» в этом языке, который просто состоит из ложных друзей переводчика, это глаголы «сачувати» (сохранять, сберегать) и «сахранити» (похоронить). Я упорно предлагаю кому-то то «похоронить файл», а то и «похоронить себя» (вместо «беречь себя»). Но это про то, как смыслы родного языка упорно лезут через сходную форму иностранного. Типфелер, как говорится, типовая ошибка. 
Или «затипак», как недавно решили звать это «своими словами» хорваты. Другое, когда соединяешь два слова в словосочетание, а их соединение уже делает из них нечто третье, не совпадающее с суммой первых двух. 
Вот, например, интересно с «единицей». «Jединица» в переводе с сербского — единственная дочь. «Jединац» — единственный сын. «Заjeдница» — община, единица административного ресурса (Заjeдница Рисан, скажем, это то же, что и мэрия или, как сказали бы ранее, горсовет Рисана). Заjeднички — согласно словарю «общий». 
Когда речь шла о том, чтобы рабочих сселить в одно помещение, чтобы освободить другое для ремонта, руководящий юноша (русский), воспользовавшись словарем, спросил у брутального мужчины Златко, когда он и не менее брутальный мужчина Горан начнут этот свой «заjeднички живот»? («живот» — жизнь), имея в виду собственно, когда они перетащат к Златко раскладушку и шкаф.
 
— Ну, — сказал Златко, хладнокровно почесав в затылке. — Понимаешь, не так все просто. Сначала мне надо будет серьезно поговорить с женой, развод все-таки. Потом найти кого-то из своего рода, постарше, поскольку отец уже не в живых. С этим старшим родственником мне придется поехать в Андриевицу, к отцу Горана. Там нужно будет сесть, выпить стопочку ракии, поговорить, выпить еще… Потом я попрошу у него разрешения… Потом он подумает… Потом мы еще выпьем… Легко не будет...
— Зачем? — хлопает глазами русскоговорящий юноша
— Так ведь «заjeднички живот», ты говоришь.
Выяснилось, что это вовсе не «общее проживание», как можно было бы выудить из словаря, а аналог нашего гражданского брака, «совместная жизнь». А если вы не про это, а про соседство в одной комнате, то такой человек зовется простым сербским словом — «цимер». Ну, или «цимерка».

Автор: Марина Травкова 
  • Вконтакте
    Google+