Сергей Хисматов: «Мы покажем миру то, что удалось сделать в Черногории»

Резидент Dukley European Art Community, композитор Сергей Хисматов рассказал OpenMonte о проектах для Старого города Будвы, значении термина «современная музыка» и, конечно, о своих впечатлениях о Черногории.

Люди Черногории: О Черногории: Сергей Хисматов: Если проект Dukley будет развиваться, мы будем вывозить из Черногории искусство и показывать его миру 
Сергей, первый вопрос, конечно о Черногории. Как ты тут оказался? 
 
Все просто. Мы давно знакомы с Маратом Гельманом. Он меня пригласил в Пермь показать мою реконструкцию «Симфонии гудков». А через несколько лет позвал в Dukley European Art Community, который он развивает в Черногории, чтобы реализовать проект для Старого города Будвы.
 
А так я живу в Германии, до этого полгода во Франции и, конечно, в родном Санкт-Петербурге.
 
И каковы твои впечатления о стране? 
 
В Черногории я второй раз. Первый раз приехал осенью 2014 года на разведку. Мы встречались с директором филармонии в Подгорице, с музыкантами, главным дирижером симфонического оркестра.
 
Мне очень нравится, что в Черногории есть, что делать, огромное количество возможностей в плане музыки. Есть оркестр, небольшая консерватория, но и много чего нет и можно это развивать.
 
Потом мне нравятся люди — очень интересные и доброжелательные. 
 
Тут потрясающая природа. За месяц я еще не привык с этим красотам. Кажется, что смотрю в телевизор. Здесь, в Которе, меня потрясла крепость на горе — в голове не укладывается, как можно было построить такую красоту.
 
Что очень огорчает — это большое количество мусора. Если решить эту проблему, то Черногория станет райским местом.
 
Спасибо. Теперь вопрос о творческих проектах. Ты делал реконструкцию «Симфонии гудков» в Будве два раза. Расскажи, пожалуйста, подробнее об этом произведении.
 
Эту симфонию в 1922 году написал советский композитор Арсений Авраамов, она звучала в 1923 году в Баку и в Москве. Причем звучал весь город.

Основные инструменты — это громкие паровые заводские гудки, гудки пароходов, поездов. Плюс огромные хоры, огромный орган из гудков, были звуки авиации, пушек, пулеметов и другие «машинные звуки». 
 
Это было написано на волне масштабных праздников и музык после революции. Авраамов был вдохновлен этими идеями, и ему удалось все это реализовать. Сейчас это практически невозможно сделать ни в одном городе.
 
Когда я делал реконструкцию, я поехал на Мосфильм, Ленфильм. В их библиотеках собрал звуки гудков, купил их. Гудки эти очень громкие.

По описаниям очевидцев, которые стояли  рядом с гудком во время исполнения симфонии, можно было лишиться слуха, так как они издавали очень мощный звук.
 
В Будве, в Старом городе на Площади поэтов, два раза я представлял симфонию гудков. Плюс я сделал презентацию музыки, где я продемонстрировал возможности работы с пространством в старом городе Будвы.
 
Там есть запись живых инструментов, электронная музыка, звуковой театр, звуки природы, которые показывают различные возможности того, как мы можем работать с пространством.
 
И каковы твои впечатления от исполнения симфонии в Будве? Старый город подходит для этих целей? Как реагировала публика на такую необычную музыку?
 
Мне понравилось, как она прозвучала, и реакция людей тоже. Публика приняла хорошо, к моему удивлению, так как никто не был подготовлен к таким вещам. Один мужчина сказал, что у него мурашки по коже. Другой слушатель сказал, что он находится под сильным впечатлением. Детям понравились звуки пулеметов, они бегали и играли. 
 
В общем, реакция была позитивной. Что касается города, то это очень живой город. Мне представлялось, что это должна быть большая открытая площадь, но и на маленькой Площади поэтов симфония хорошо прозвучала.

Люди Черногории: О Черногории: Сергей Хисматов: Если проект Dukley будет развиваться, мы будем вывозить из Черногории искусство и показывать его мируПрезентация «Симфонии гудков» в Будве. Фото: Сергей Горшков
 
И нельзя сказать, что симфония диссонировала с городом. Он живой, тут разная звуковая атмосфера: кто-то что-то сверлит, где-то дискотека — живой город, не музей.

Тут люди живут, ходят, что-то происходит. Жизнь идет, и мы можем ее наполнить музыкой. У людей появится возможность услышать новую музыку, открыть для себя что-то новое и развиваться.
 
Ты говоришь сейчас о проекте для Dukley для Будвы? Расскажи, пожалуйста, подробнее.
 
Да, «Симфония гудков» — это была презентация возможностей. А для Будвы мы с Маратом и композитором Борисом Филановским придумали такой проект: несколько площадей и переулков Старого города  будут оснащены громкоговорителями.

Идея в том, что есть расписание звучания музыкальных произведений. Это напоминает звуковой тур или экскурсию. Сразу скажу, что власти Будвы этот проект приняли, и мы приступаем к его реализации. 

Люди Черногории: О Черногории: Сергей Хисматов: Если проект Dukley будет развиваться, мы будем вывозить из Черногории искусство и показывать его мируСергей Хисматов в своей студии в Доме художника в Которе. Фото: Сергей Горшков
 
Мы имеем расписание и карту города: например, в 14:00 на такой-то площади звучит музыкальное произведение. Там собираются люди, едят мороженое, слушают пространственную музыку, специально написанную для этого места.

Дальше в расписании значится, что, предположим, через час, на другой площади исполняется следующая музыка. 
 
Для Старого города мы пока планируем написать 5-6 музыкальных произведений, из которых можно составить звуковой тур. 
 
А еще есть проект для переулков: там устанавливаются громкоговорители и датчики движения. Мы создадим тут звуковых призраков: человек заходит в переулок, работает датчик движения и человек слышит, что за ним кто-то бежит, летит птица, проезжает карета или что-то еще. Призраки в переулках.
 
Это будет такой новый вид музыкального паблик-арта — пространственной музыки не для концертного зала, а для публичного пространства. Если все получится, потом с этим проектом можно будет ездить на гастроли в другие города. То есть показать миру то, что удалось сделать в Черногории.
 
Я нечто подобное делал в Санкт-Петербурге, в Гатчинском дворце. Где-то у нас перешептывались придворные, где-то проходит отряд солдат, что-то еще происходило.
 
Людям очень нравится, дети обычно в полном восторге от этого. Они бегают за призраками, за солдатами. Это очень интересно.
 
И несколько личных вопросов. Расскажи, пожалуйста, немного о себе и том, чем ты занимаешься
 
Я родился и учился в Санкт-Петербурге, уже три года живу в Германии, до этого полгода во Франции. Закончил Санкт-Петербургский Гуманитарный Университет Профсоюзов по специальности звукорежиссура (музыкальное искусство). Потом учился в магистратуре Европейского университета и стал работать над диссертацией на тему «Взаимовлияние электронной и акустической музыки во второй половине 20 века». 

Также посещал разные семинары. Моя жена училась в Мюнхене, поэтому я ходил на семинары профессора Морица Эггерта по композиции, а также на мастер-классы таких композиторов, как Борис Филановский, Паскаль Дюсапен, Энно Поппе, Хельмут Лахенманн. 
 
А как продвигается работа над диссертацией?
 
Когда я учился в университете, то писал диссертацию, а потом стал заниматься композиторской работой и теперь больше занимаюсь практикой. Тема моей диссертации связана с тем, что я делаю в музыке.
 
Вопрос о творческом процессе: ты сначала пишешь музыкальное произведение, а потом предлагаешь его к исполнению, например, оркестру или это совместная работа?
 
Бывает по-разному. Если есть заказ, например, фестиваль заказывает пьесу, указывает состав и длительность. Есть задача, а ты думаешь, как ее реализовать. Нужно найти идею, я стараюсь искать оригинальные идеи, не повторять уже существующее, а может быть развивать тему, находить что-то интересное.

Важно найти что-то новое для самого себя. Бывает, что у тебя возникла идея независимо от заказа, и ты ее хочешь реализовать. Тогда ее реализовываю. 
 
Как ты сам определяешь то направление музыки, искусства, в котором работаешь?
 
В русскоязычной среде проблема с терминологией. Допустим, по-немецки это называется Neue Musik, в англозычной среде используется термин contemporary music. А вот на русском термин «современная музыка» можно определить, как любую музыку, написанную сейчас, в наше время. 
 
Поэтому иногда используются уточнения: современная академическая музыка. Мне не нравится слово «академическая», потому что несмотря на позитивный смысл — развитие чего-то нового, у термина есть и второе значение: когда говорят, что академизм — это скучно. 
 
Современная музыка — это некоммерческая музыка, прежде всего, она развивает музыкальное искусство. А, например, песенный жанр существует уже давно и практически не меняется.
 
Важно для определения этого термина то, что «современная музыка» продолжает линию классической музыки.
 
Тогда уточняющий вопрос: а когда академическая музыка становится классикой?
 
Отвечу. Как мы пришли к тому, что Бетховен, Моцарт, Брамс стали классиками? Просто они выдержали проверку временем, слушателями. Мы их знаем, но не знаем многих других композиторов тех времен.

Очень многие композиторы были открыты в середине 20 века. Тот же Вивальди, Альбинони, многие барочные композиторы.
 
И в заключение два вопроса: что бы ты, резидент Dukley Art Community, рассказал миру о Черногории?
 
Я сейчас в Фейсбуке частно пишу о работе, и мои друзья из Хорватии, Сербии очень удивляются тому, что именно здесь создается такое мощное арт-сообщество, коммуна, как например, в Германии.

Все знают про курортные возможности Черногории, но никто из моих друзей не мог представить, что здесь вот такое может развернуться и начать работать. 
 
Я думаю, что если все пойдет хорошо и проект будет развиваться, то мы будем вывозить из Черногории искусство и показывать его миру. 
 
… и Черногории о мире?
 
Черногории я бы рассказал о своем «коньке», о том, что существует современная музыка; есть композиторы, которые стараются найти новые звуковые миры и продемонстрировать свои фантазии публике.

О том, что это очень интересно, нескучно, и что в этом при желании можно разобраться и полюбить такую музыку.
 
К слову сказать, у современной музыки слушателей сейчас больше, чем было во времена Моцарта, в процентном соотношении. Она стала более доступной.
  • ryseva

  • 26.05.2015
  • Вконтакте
    Google+