Об одной черногорской свадьбе

Кустурица — не гений. Он — документалист. Это я думаю, пока мне показывают (с комментариями) привезенное, вполне такое домашнее видео: Большая черногорская свадьба. Типичная. Обычная. Так все делают.
 
Выехали сваты из Белграда да в Герцег-Нови. Ехали весело, с трубачами, песнями, флагами и ракией, разъясняя радостную цель путешествия в каждом кабаке. Так что приехали к потенциальной невесте (и невестке) в два ночи, вместо семи вечера. Но с трубачами и в добром расположении духа. С песнями. 
 
То ли невеста и ее папа оказались не музыкальны, то ли трубачи фальшивили, то ли соседи хотели спать… А то ли нервы у предупрежденной о семи вечера девушки не выдержали… Побили сватов. И трубачам досталось. Один, говорят, по сей день оплакивает завязанную в узел трубу. (Папа то у невесты — директор местной школы единоборств) 
 
Свадьба под угрозой. Влюбленный едет к рассерженной девушке не мириться (что опрометчиво с его стороны — у нее ж тоже черный пояс по каратэ), а возмущаться! Сцена с разбором происходит в Подгорице. 
 
Судьба оказалась милосердна к молодым и послала им, на ночь глядя, мимо проходящих хулиганов. Тем не понравилось как какой-то там из Белграда (по выговору) разговаривает с девушкой с побережья (вот она, сила акцентов). Их вялый нетрезвый патриотизм и заявления, что с черногорской девушкой так не разговаривают, да, бре? — не понравились…  девушке. 
 
В результате хулиганы были побиты девушкой, а спасенный жених понял, что это судьба. (Или вид поверженных хулиганов был так красноречив, так красноречив… Представляете? Он падает на одно колено, слегка отпихивая ногой нетрезвого поверженного хулигана, и, облизав языком пока еще все целые зубы, говорит ей: «О, будь моей!»
 
И вот в день свадьбы едут за невестой. Опять с трубачами и флагами. С новыми, незавязанными пока трубами. (Трубачи попросили двойную плату и вперед). Приехали и… полегли с трубами по периметру. Нет-нет, их никто не бил. Это обычай такой. Лежать на спине и трубить. И в этом квадрате из лежащих на земле трубачей еще где—то зигзагом бегает человек с гармонью. И еще пара пожилых родственниц с ракией и стопочками. 
 
И самый старый человек из семьи жениха встречается в этом квадрате с самым старым человеком из рода невесты. Они обмениваются ракией, которую каждая семья к такому случаю заготовила сама и здравицами. Потом идут в дом. Из дома невесту вывозят в церковь.

Происходит это так: сначала из дома выходит национальный флаг. За ним выходит кокон белых кружев. Где-то там в коконе — невеста. Выход невесты из дома сопровождается пальбой из ружей и криками. Гармонист бегает зигзагами. Трубачи лежат и трубят. Всем наливают. Трубачам наливают прямо в трубы (Трубы горят!)
 
В церкви появляется еще два важных действующих лица — кум и кума. У нас это свидетели жениха и невесты. Статный красавец и пышноволосая красавица. (Соль и перец, — шепчут мне, — в том, что кум и кума были парой. И как раз накануне расстались. То-то им сидеть на этой свадьбе). Кум и кума держатся с достоинством.

Венцы для венчания намного легче и меньше наших. Их не надо держать над головой, их просто одевают. Из церкви процессия перемещается в дом жениха. Опять пальба, трубачи лежа и гармонист зигзагами. 
 
Невесту через порог проносят на руках (это и у нас водится) и тут же вручают ей в руки мужское дитя. В этот раз этой невесте повезло: самое младшее в семье жениха мужское дитя оказалось лет 5. А бывает, что есть только экземпляры от 9 лет и старше. Смысл в том, чтобы символически заразить невесту правильной плодовитостью: дабы мальчиков приносила.

Невеста (уже жена!) дарит мужскому дитяти подарок (заранее заготовленный), ее осыпают пшеном, под ноги льют воду. Потом мне расскажут, что мужское дитя оказалось с подвохом, у этой пары будут две дочери. 

Черногорские рассказы: Об одной черногорской свадьбе
Выезд в банкетный зал. Два семейства тесным кругом: 500 человек. Очень, говорят мне, очень сложно посадить всех так, чтобы драка не началась сразу же. Потому что в любой семье есть люди, которые в контрах друг с другом. Партизаны и четники. Из Дубровника и Никшича. С музыкальным слухом и без оного. Да в конце концов, одни за Мадрид, другие за Барселону. Ух, сложно!
 
На столах только напитки. Два стройных ряда официантов синхронно разносят по залу огромные подносы на которых — традиция! — сыр и пршут. А уж затем доносится остальное. 
 
Здравицы-здравицы. Кум, поздравляя жениха и невесту, подкалывает куму. Мол, свадьба прекрасна, невеста прекрасна, кума тоже ничего. Кума в своей здравице так и говорит куму «Правильный мужчина сегодня женится на правильной женщине. А ты, если посерьезнеешь, то через годик, может быть, будем гулять на твоей свадьбе».
 
 И идет ловить букет невесты. И ловит. Взгляды, которые кум и кума бросают друг на друга так горячи, что не поймешь: сожгут или согреют? Он потом посерьезнел, сплетничают мне. Уже к концу вечера он так посерьезнел, что через год 400 из этих 500 человек будут гулять уже на их свадьбе. 
 
Дальше идут какие-то уж подробности. Лица-лица-лица. Этот через месяц сел (лег) в тюрьму. Этот повесился. Этот подрался вон с тем. Эта вставила себе силиконовую грудь. Этот пил еще две недели. Эта не выглядит на свои пятьдесят. А этот спутал кошку с шапкой!
 
Кто-то с сербским флагом влез на крышу и опасно свисает с карниза. А кто-то произнес такую старую черногорскую здравицу, что половина гостей не поняла в ней половины слов. И это наконец-то стало поводом для драки. 
 
Жизнь как чудо.


Автор: Марина Травкова

 
  • Вконтакте
    Google+
1 комментарий
Написать комментарий
MarinaSuhareva
0
+
А сколько стоит в среднем свадебное платье? Их обычно покупают или шьют (сами или на заказ)? Есть ли свадебные салоны?