История про Арнольда из Черногории


Сначала я подумала, что пришли воры. Я всегда так думаю, я оптимист. Не война, не эпидемия тифа, а воры, мечтающие украсть наш цветной телевизор и Катькину теннисную ракетку.

Черногорские рассказы: Проживание в Черногории: История про Арнольда из ЧерногорииИзображение: Shutterstock

Но поскольку в прошлом году мы уже принесли один телевизор в жертву богу незаконного обогащения (еще более цветной телевизор у нас, съезжая с квартиры, украли предыдущие квартиросъемщики, и пусть им теперь показывают одного Геннадия Малахова шириной во все эти дюймы), я против того, чтобы нас лишили бытовой техники. У меня там BBC, CNN и прочие optimistic channels.

Воры бродили под окном, агрессивно топая ногами, как бы намекая: половина первого, сколько можно, давайте вы уже уснете, мы украдем телевизор и чугунок солянки, и разойдемся с миром. Судя по звукам, их было двое или трое.

Воры вздыхали и постанывали. Иногда звуки были такие, как будто они шумно нюхают что-то у нас под окном. Это было странно, но логично – как еще они могли выйти на чугунок солянки? Только по запаху.

Я не сдавалась – шумела, ходила по комнатам, включала свет, рассуждала о том, что у нас под окном бродит, наверное, кошка. Воры, как ни странно, не уходили.

Наоборот, один их них забрался на жестяной садовый столик, стоящий на границе участков, и стал оттуда прыгать, создавая страшный шум. Каждый раз ему удавалось с грохотом уронить прутья арматуры, или сухие бамбуковые стебли, или что-то еще из мусора, складированного на соседском заднем дворе. Иногда он гулко впечатывался в рабицу, шумно вздыхал и опять лез на столик.

Цыгане, – поняла я. Наглые беспардонные цыгане, которым нужно телевизор и пожрать. Хлеба и зрелищ.

Цыгане стали что-то двигать прямо у меня под окном. Я нервно по-сербски прокомментировала, что кошка это или не кошка – пусть разбирается полиция. Заоконный бандит звонко пнул дырявое ведро. Я поняла, что он знает сербский. И еще поняла, что это война.

Я распахнула окно и посветила туда мобильником. Надо смотреть своим страхам в лицо. За окном притаились и тяжело дышали невидимые цыгане.

– Ну, и что тут? – громко и немного нервно спросила я, и повернулась к Олегу. – Только не говори мне, что это твоя кошка.

– Ну какая же это кошка, – флегматично отозвался копающийся в серверных логах муж. – Кошка спит наверху.

– И почему то, что тут кто-то ходит и лезет к нам, волнует только меня? – я бываю очень драматична в такие моменты.

– Ну ты же хотела ежика? Вот тебе ежик.

Невидимые цыгане шумно принюхались и что-то забормотали, подтверждая правоту Олега.

Еще вчера мы с детьми читали в фейсбуке текст про пьяных ежей, радовались и планировали наше будущее – как мы заведем себе ежа, будем иногда поить его подогретым красным вином со специями, и он будет агрессивно нападать на змей, если они сползут с гор, проползут сквозь все наше Илино и появятся у нас во дворе.

– Вот только ежей тут нет, – сокрушалась Катя.

Мироздание нас услышало. К нам пришел прекрасный огромный подвижный еж. Он даже, кажется, накатил по дороге, чтобы не создавать нам проблем, и пришел уже подшофе.

Он облазил весь периметр нашего дома, не нашел никаких змей и пошел дальше. В Шушани и Илино много домов, они все нуждаются в защите.

Мы назвали ежа Арнольд, потому что надеемся, что он’ll be back.

Автор: Lana Kern

Статьи по теме

Школьная пора

– Могу ли да купим уджбеники за средню школу?    Продавщица книжного ларька  оценивающе смотрит на мальчика: худой, светловолосый – типичный рус. Переложив с места на место пару альбомов, устало…
Читать

Дочки-сыночки

-Доджи-доджи-доджи! Где ав-ав?   Лильяна ― красивая брюнетка двадцати шести лет ― работает няней. Ее подопечные ― русские. Сама Лильяна по-русски не говорит, но дети ее понимают. Услуги няни стоят…
Читать