Черногорская осень — медленная, как и вся Черногория

Владимир Вдовин рассказал о своих ощущения от первой осени, встреченной в Черногории. Он поделился своими мыслями, посетившими его с наступлением бархатного сезона и о том, какой он видит осень в Черногории.

О Черногории: Черногорская осень — медленная, как и вся Черногория
Дрозды и мандарины. Это первое, чем встречает меня солнечное осеннее утро. Поющие дрозды и желтые мандарины… Они не боятся утреннего холода. С ними теперь и будет ассоциироваться у меня начало осени в Черногории.

Спелыми мандаринами увешан весь сад под окном. А дрозды заменили притихших кур с петухами и поют с раннего утра до позднего вечера. Улетели разжиревшие на дедовой хурме скворцы.

Вернулись домой под ванну гостившие все лето у туристов муравьи. Я еще не видел черногорской осени и даже ждал уже ее с любопытством. Хотел уловить ее первые проявления.

Наступление бархатного сезона пропустить было сложно — однажды утром город опустел. А вот вступление осени в свои права здесь вкрадчивое и незаметное, медленное, как и вся Черногория.

Осень маскируется зеленью деревьев, буйным ростом травы, ярким теплым солнцем, футболками и шортами. И вот опять она коснулась красной и желтой красками верхушек деревьев и замерла.

Осень не спешит и только напоминает о себе звуком бензопил заготовщиков дров. Со своим приходом осень дарит нам особый подарок — гравийные дорожки в парках. Они были незаметны зимой из-за дождей и ветров, весной из-за новых красок и новых ожиданий, летом из-за жары и моря. И вот сейчас осень открывает нам их.

Гравийные дорожки — это особый звук шагов. Это не деловой асфальт, не беспечная трава и не изменчивый песок. Звук шагов на гравийных дорожках не сравнить ни с чем, он особый.

Недаром в старинных поместьях, в парках и садах дорожки издавна посыпали гравием. По ним невозможно идти быстро, они не позволяют спешить. Это непреодолимая сила, которой вы все равно подчинитесь.

Они волшебным образом замедляют ваши шаги и настраивают на свой собственный неспешный ритм хрустящих камушков. Это такая медитация или брейнгазм среди сосен и кипарисов.

Гравийные дорожки заставляют прислушиваться к своим шагам, прислушиваться к себе, к своим ощущениям, они учат быть здесь и сейчас.

А по вечерам запахло дымком из печных труб. М-м-м, этот печной дым! Аромат немного отличается от нашего — другая древесина, но он такой же вкусный и уютный. Вечером темнеет быстро. Ветра нет, воздух прозрачный, холодный и аромат дыма растворяется в нем, образуя пьянящую смесь, которая заставляет раздуваться ноздри.

Тишина. В черном небе висят звезды, слышны колокольный звон и сонная перекличка потревоженных птиц.

В порт плывут огни парохода. Сам он тоже заходит, но его в темноте не видно, а только слышно, как он пытается приветствовать город традиционным длинным гудком.

Пускает «петуха», как это бывает у человека молчавшего долгое время, прокашливается и выдает замечательный бас, который еще несколько секунд, удаляясь, прыгает по горам, как большой мяч.

Город засыпает, просыпается порт…