Наталья Евстигнеева: «В какой-то момент в Москве я поняла, что не живу, а существую»

Интервью с Натальей Евстигнеевой, художественным руководителем студии русского классического балета «Ballet N» в Херцег-Нови.

Наталья рассказала о своем пути к Черногории, о жизни своей семьи здесь, об открытии балетной студии, о трудностях, с которыми пришлось столкнуться, и перспективах работы детской балетной студии.

Люди Черногории: Наталья Евстигнеева:
Привет, Наташа. Традиционный вопрос, сколько времени ты живешь в Черногории?
 
В феврале 2014-го будет два года.
 
В первую очередь расскажи, пожалуйста, о том, как ты стала балериной? Где училась и работала?
 
Я закончила Саратовское хореографическое училище, хотя учиться начинала в Москве.
 
Любовь к балету у меня с детства — в детском саду преподавательница музыки поставила «Лунную сонату» и, увидев мою реакцию на музыку, порекомендовала моей маме отдать меня в балет. Она сказала, что у меня есть задатки для этого. 
 
Немногим позже мы с мамой пошли в Большой театр на «Жизель», и после окончания представления, я сказала, что буду выступать на этой сцене. 
 
В семь лет я поступила в Московское хореографическое училище на подготовительное отделение. Там проучилась до 5 класса, все было хорошо, мы с нашей группой даже ездили на гастроли в Японию.

Но, к сожалению, после этого мне пришлось столкнуться с обратной стороной творческих коллективов — интригами и разговорами за спиной, и пришлось искать другое место учебы, несмотря на то, что оценки по всем предметам у меня были отличные. 
 
Это был очень тяжелый период в жизни, хотя я тогда была совсем ребенком.  Тогда моя мама узнала, что подобное образование можно получить в Ленинграде и Саратове. Мы переехали в Саратов, снимали там квартиру, и я продолжила обучение в Саратовском хореграфическом училище, которое впоследствии и закончила. А моя мама (она очень хорошо шьет) устроилась на работу костюмером в театр. 
 
На втором курсе нас взяли на гастроли вместе с театром им. Чернышевского. А потом ушла в декрет прима-балерина Саратовского театра, и меня попросили исполнить роль Маши в балете П.И. Чайковского «Щелкунчик». После этого театр мне подарил выпускной спектакль «Дон Кихот» на музыку Минкуса — там я танцевала партию Китри.
 
До 21 года я работала солисткой Саратовского театра оперы и балета имени Чернышевского. А потом в театре сменилось руководство, и мы с мамой приняли решение вернуться в Москву. По возвращении я устроилась на работу в Театр классического балета Н. Касаткиной и В. Василева.
 
Правда, меня сразу предупредили, что, несмотря на то, что я была солисткой в Саратовском театре, здесь буду танцевать в кордебалете. Все-таки это Москва и здесь нужно было доказать свои способности после Саратова. По этой причине с ролями было сложно, хотя руководство было довольно моей работой. 
 
В итоге выяснилось, что помимо способностей, нужно было еще придерживаться определенной линии поведения, чтобы двигаться дальше. Тогда я приняла очень непростое решение — уйти в свободное плавание, так как атмосфера в творческих коллективах в театре была достаточно тяжелая, это мешало заниматься своими прямыми обязанностями.
 
В каких балетах ты принимала участие?
 
Первый спектакль Чайковского «Щелкунчик» — Маша, Минкус «Дон Кихот» — Китри, Чайковский «Лебединое озеро» — Одетта и Одилия, Афанасьев «Бахчисарайский фонтан» — Мария, «Видение Розы» фон Вебера — девушка, «Эсмеральда» Пуни — партия Эсмеральды, «Спящая красавица» Чайковского — принцесса и кошечка.
 
Решение уйти из театра мы приняли в итоге вместе с подругой Оксаной Мироновой. Мы хотели вместе открыть свою детскую студию. Еще год мы просто работали как приглашенные балерины в разных проектах.
 
Удалось ли вам реализовать идею с созданием детской студии?
 
Да, удалось. Ксюша случайно узнала, что можно занять помещение во Дворце культуры РГСУ (Стромынский пер д. 5). Директор Дома культуры нам помогла с помещением. Мы делили комнатку с фотостудией. В первое время у нас занимались 12 детей в возрасте от 4 до 6 лет — шестеро у меня и шестеро у Оксаны. Наша балетная студия называется «Шене», она успешно функционирует до сих пор.
 
Сначала мы принимали участие в концертах, организованных ДК и других мероприятиях. Потом студия стала развиваться, и за 5 лет у нас уже занимались 80 детей. Мы принимали участие в разных мероприятиях города (в Доме музыки, во дворце храма Христа Спасителя, в концертном зале Чайковского и т.д.).
 
К этому времени наш штат разросся (преподавателей с нами стало пятеро), костюмер, концертмейстер, администратор. Стало не хватать места, и мы открыли филиал студии в парке «Сокольники». Нам в этом очень помогла директор дома творчества в Сокольниках Бояркова Лариса Анваровна.
 
На четвертом году работы студии мы стали репетировать не только концертные номера, но и детские балеты. Нашли хореографа Тамилу Булгакову. Тамила и композитор Варвара Колган создали для нас оригинальный балет «Дюймовочка». Декорации мы с друзьями изготавливали сами. 
 
После премьеры балета «Дюймовочка» я ушла в декрет — родилась моя старшая дочь Серафима. В работе пришлось сделать перерыв на шесть месяцев.
 
С созданием балета мы поняли, что это именно то направление, в котором мы хотим развиваться — это было интересно и детям, и родителям, и нам самим.
 
В последствие в студии совместно с Булгаковой и Колган  мы показали зрителю еще три балета: «Золушка», «Щелкунчик» на 45 минут на музыку Чайковского (мы его адаптировали под детей) и «Снежная королева».
 
А чем вызвана необходимость делать собственный балет, а не брать уже существующую музыку и произведение?
 
Мы поняли, что лучшей формой балета для детей является специальная работа балетмейстера, который специально для их возраста и возможностей создает партии и подбирает музыку. А в нашем случае еще и хореограф, и композитор очень продуктивно работали вместе и понимали идеи друг друга.
 
Конечно, можно взять и существующее произведение, как в случае с «Щелкунчиком», но все равно полностью придется переделывать хореографию, резать и подбирать музыку, так как детские партии сильно отличаются от взрослых. При этом важно не утерять целостность произведения, нужна хорошая компоновка музыки. Это достаточно сложный процесс.
 
Как дальше развивалась ваша студия?
 
Наша студия принимала участие во многих фестивалях и конкурсах, и мы поняли, что соревнование — это не самое лучшее для детей мероприятие. Потому что с одной стороны, детям нужна сцена, но с другой, если мы не занимали каких-то призовых мест, детей это очень расстраивало и демотивировало. 
 
Для них важно не соревноваться, а просто выступать. Поэтому мы решили организовать свой фестиваль. В итоге мы провели три фестиваля под названием «Антре». Главными идеями были обмен опытом, участие в мастер-классах, обучение, а не соревнование друг с другом. 
 
А почему все же вы решили уехать из Москвы?
 
Студия успешно работала, но мы с мужем стали задумываться о переезде из-за того, что у нас было уже двое детей. С каждым годом все труднее было жить в большом городе. Вроде много возможностей, но сил на преодоление сложностей оставалось все меньше. Я даже заметила, что мы крайне редко стали общаться с друзьями. 
 
Я поняла, что не живу, а существую. В итоге мы решили куда-то перебраться в другую страну. Сначала мы хотели поехать в Чехию. Но потом решили, что хотя бы год хотим пожить возле моря, набраться сил, эмоций. Вот узнали про такую страну Черногорию. Стали читать, искать информацию. 
 
Мы сначала приехали без детей на семь дней в Херцег-Нови. Это был сентябрь — было красиво и очень тепло. 
 
А еще с нами случилась символическая, на мой взгляд, ситуация. Мы поехали в монастырь Острог. Мой муж Роман пошел немного вниз по дороге сделать фотографии. Мимо него проехала машина, похожая на нашу, и он подумал, что мы уехали без него.

Стал спускаться вниз. А мы его ждали наверху. В итоге до Кумбора из Острога Рома добрался за шесть часов сам. Мы расценили эту ситуацию как знак.
 
По возвращению в Москву стали готовиться к отъезду. Очень хотели перевезти в Черногорию детей, чтобы они жили в спокойной обстановке, могли гулять и дышать свежим воздухом, есть свежие продукты.
 
Итак, вы перебрались в Черногорию. Почему выбор пал на Херцег-Нови?
 
Мы проехали по побережью и Боко-Котороской бухте, и больше всего нам понравился именно этот город — живой, но не суетный, семейный. Нам также было важно, что здесь проживает большинство православного населения.
 
Почему ты решила открыть здесь студию? 
 
На самом деле я совсем не хотела заниматься тут балетом. Я хотела приехать сюда и отдохнуть, заниматься детьми, возложив на плечи мужа вопрос зарабатывания денег. В Москве я очень устала.
 
Отдохнув три месяца, я подумала, что неплохо было бы здесь организовать фестиваль с участием танцевальных русских и черногорских коллективов. В ходе подготовки этого фестиваля я познакомилась с балериной из Подгорицы Викторией Стругар. 
 
В итоге фестиваль состоялся. А потом Виктория пригласила меня на спектакль «Волшебник изумрудного города». Сижу, смотрю спектакль и думаю, что здесь хорошо, тут нравится, а вот тут я бы сделала вот так, по-своему.

Я поняла, что у меня открылся «профессиональный зуд». Мой муж, который сидел рядом спросил: «Наташ, ты можешь сидеть спокойно или мы студию открываем?»
 
Я подумала, что у меня много знаний, которые могу дать здешним детям. А еще мы поняли, что прежние попытки заниматься тут туристическим бизнесом не увенчались успехом. Видимо, мы не бизнесмены. Значит, нужно заниматься тем, что мы умеем делать лучше всего.
 
Меня познакомили с директором творческого центра «АС» (центр находится в старом городе в Херцег-Нови). Он рассказал, что раньше в центре была балетная студия, но потом ее закрыли, а потребность в ней осталась, но уже два года ищут педагога по балету.

Мне показали зал — он был потрясающий. Старое каменное здание, в историческом центре, с видом на море. Об этом можно было только мечтать. 
 
Балетная студия уже проработала целый сезон. Сколько человек занималось у тебя в студии? Какие были достижения? Удалось ли где-то поучаствовать?
 
В первый год у нас набралось 12 человек — шесть в младшей группе (4-5 лет), шесть в старшей (от 6 до 10 лет, и есть одна взрослая девушка — ей 16). В национальном соотношении — половина русских, половина черногорских детей. В этом году  в старшей группе занимаются 13 детей, а в младшей — 7.

Я открыла филиал в Зеленике — там один раз в неделю я занимаюсь с группой из 9 человек (9-10 лет).
 
За первый сезон мы смогли подготовить пять танцев. Несмотря на сложности, в первый год наши дети приняли участие в фестивале в Подгорице. Еще я организовала международный фестиваль «Maslina ballet camp», он проходил в Доме культуры в Биеле и в «Дворана парке» в Херцег-Нови — там участвовали два коллектива из Москвы и четыре местных коллектива. 
 
Повторюсь, для детей очень важно выходить на сцену.
 
А какие были сложности?
 
Сложности были, например, с организацией концерта в «Дворана-парке». Нам сначала объявляли очень большие деньги за аренду, хотя потом выяснилось, что если концерт бесплатный, то и зал для выступлений тоже дают бесплатно. Были и другие организационные сложности. 
 
Как я сейчас понимаю, правительство Черногории деньги на развитие культуры выделяет, но порой дальше, на уровне општины, начинаются проблемы. 
 
Создается ощущение, что все, что не связано напрямую с туризмом и прямым получением прибыли, их не очень беспокоит, и тратить силы и ресурсы на развитие культуры для своих жителей местные власти не очень-то хотят. Причем проблемы возникают не только у русских, но и у местных деятелей.
 
Как ты оцениваешь итоги первого года работы студии?
 
По итогам года я могу сказать, что детям очень нравится. Я не ожидала, что не только русскими, но и черногорцами будет так востребована эта активность. 
 
Очень приятно получать отзывы о том, что детям и их родителям нравятся занятия. Хотя многим черногорским детям тяжело соблюдать дисциплину. Я это отличие заметила, работая здесь. Во многих местных студиях требования гораздо мягче. 
 
Как ты справляешься с этими особенностями?
 
Сначала мне было очень тяжело, тем более, что в балете очень важна строгая дисциплина. Разница между русскими и черногорскими детьми тут есть. Хотя могу точно сказать, что русские дети, которые тут живут более четырех лет, ведут себя как черногорцы. Видимо так среда влияет. 
 
Но в этом вопросе меня поддерживают родители, которые хотят, чтобы дети были более дисциплинированными, менее ленивыми, что ли. А для балета — это необходимость. Тут нет фразы «не могу», есть только «не хочу», а её мы не используем.
 
Расскажи,  пожалуйста, о том, как начался сезон этого года. Знаю, что были сложности, как вы их преодолели?
 
Изначально на этот год я планировала создание группы при центре «АС», которая будет включать в себя занятия балетом, актерским мастерством и современным танцем. Мы уже договорились с местными преподавателями.
 
Зал в центре «АС» требовал ремонта перед сезоном и предстояло много работы. Но в августе в центре сменилось руководство, которое не было заинтересовано в том, чтобы студия продолжала там работать.
 
Мы стали искать новое помещение, однако все немногочисленные варианты либо не подходили по цене, при этом они все равно требовали ремонта и реконструкции, либо не отвечали гигиеническим требованиям. С такими условиями мы бы работали даже не «в ноль», а в убыток. Поддержки властей тоже не удалось найти. 
 
В итоге один из родителей моих учениц познакомил нас с местным меценатом, который, по его словам, был заинтересован в развитии культуры, в том числе и русской, в Черногории и в Боке в частности. Мы познакомились с Душаном Радовичем Крушо, в Херцег-Нови он возглавляет общественную организацию «Izbor». 
 
Он выразил готовность нам помочь, потому что как раз и ратует за восстановление статуса Херцег-Нови как главного культурного города Черногории. В итоге, он хотел помочь в переговорах с властями относительно помещения в центре «АС», однако ничего сделать не удалось. Тогда Душан пообещал найти нам помещение.
 
Уже наступила осень, все дети ждали начала занятий, а помещения все не было. Поначалу нам помог директор средней школы в Зеленике, он предоставил для занятий школьный спортзал. А после Душан Радович смог договориться с руководством института им. Симо Милошевича и снял для нас временно спортивный зал. Пока я провожу занятия там.  

Люди Черногории: Наталья Евстигнеева:Наталья во время занятий в студии

Тем временем Душан решил открыть в Херцег Нови русский культурный центр, где смогут учиться все желающие, арендовал трехэтажный особняк с прилегающей территорией, сейчас там делают ремонт. Скоро наша студия переедет туда.
 
В декабре состоится премьера детского балета «Щелкунчик», в котором примут участие твои ученики. Расскажи, пожалуйста, подробнее о том, как идет подготовка к спектаклю?
 
В этом году мы решили сделать не новогодний концерт, а спектакль. Сказка о Щелкунчике — одна из самых популярных в Европе в это время года. Однако в Черногории мало кто знает эту сказку и персонажа, поэтому нам показалось интересным поставить именно этот спектакль на музыку Чайковского.

Усилиями только моей студии было бы невозможно сделать такую постановку. Поэтому спектакль готовится совместно со студиями из Подгорицы, Тивата и Херцег Нови. У меня есть опыт, музыка, хореография. Осталось дело за малым — поставить спектакль. С декорациями и подарками для наших маленьких артистов нам тоже помогает Душан Радович и его организация.
 
Балет разбили на несколько частей и отдали на репетиции в несколько студий.
 
Приглашаем на премьеру балета «Щелкунчик», которая состоится 20 декабря в 18:00 в «Дворана парке». Вход свободный.
 
Помимо этого общественное объединение «Izbor» предложило перед премьерой организовать выступление хора, а после представления всех приглашают на главную площадь города наряжать елку. 
 
А как вы решаете вопрос с костюмами и реквизитом?
 
Костюмы шьет моя мама, реквизит я делаю сама. Что касается одежды для занятий — все это приходится заказывать в Белграде или Москве. По опыту могу сказать, что из Москвы купальники и балетки привозить дешевле. В Черногории, к сожалению, таких специализированных магазинов нет.
 
Мы знаем, что ты занимаешься рукоделием. Расскажи, пожалуйста, о своем увлечении.
 
Я делаю кукол из папье-маше, недавно как раз сделала куклу Щелкунчика. Я делаю игрушки из ткани, войлока. Еще я пишу картины маслом.
 
Вы сейчас живете за городом. Как вам живется на природе?
 
Летом — это прекрасно. Мы живем в горах, в лесу, рядом у нас водопад. Дети постоянно на улице — играют, занимаются с нашими многочисленными животными. 
 
Однако зимой жить в горах не очень удобно, так как вся активность связана с городом, и если выезжаешь, приходится в городе пересиживать несколько часов от одного дела до другого.
 
Чем занимаются твои дети и насколько легко им было легко интегрироваться в местное общество?
 
Моей старшей дочери Серафиме сейчас семь лет. В прошлом году она пошла в школу в первый класс. Сначала ей было тяжело морально, она не знала языка. Правда ситуацию облегчило то, что в ее классе было четыре русских мальчика, с ними она поначалу общалась. 

Люди Черногории: Наталья Евстигнеева:
Мы ее просили учить язык, и совсем скоро она нашла много подруг, и буквально за несколько месяцев уже хорошо общалась с ними на черногорском языке. 
 
Сейчас она ходит во второй класс. В прошлом году она ходила в шахматную секцию, что тоже очень помогло ей с языком. Сима занимается балетом и в этом году она пошла в музыкальную школу и учится играть на скрипке.
 
Младшему сыну Степану четыре года. В прошлом году он не захотел ходить в детский сад, поэтому языка не знает. Но этой осенью мы отдали его в садик, и он очень доволен, правда не любит оставаться на сон. Мы надеемся, что теперь он быстро выучит язык.
 
Теперь вопрос о вас с мужем. Легко ли было вам, творческим людям — твой муж режиссер, ты — балерина, найти общий язык с местными жителями?
 
Я заметила, что местные люди очень уважительно относятся к тем, кто любит историю, интересуется местными традициями и культурой. Лично у меня сложилось впечатление, что местные очень хорошо относятся к русским, они им благодарны за вклад в культуру, особенно во времена первой волны эмиграции, и многие местные об этом помнят.
 
Мы всегда находили людей, которые нам помогали и были открыты к общению. Конечно, есть люди, которые воспринимают нас как всех русских, от которых можно ждать каких-то выгод. Но в основном мы встречались с людьми, готовыми помочь, когда, например, узнавали о сложностях со студией.
 
Назови, пожалуйста, несколько личных тезисов о Черногории
 
Очень красивая природа.
Солнце. 
Море.
Спокойствие и отсутствие суеты — как местные говорят «полако».
Хорошее отношение местных людей к русским.
Православие.
Очень важно для меня и то, что наши языки похожи.
 
Прожив два года в Черногории, вы изменили отношение к стране? Может быть, есть планы переехать куда-то еще?
 
Мы влюблены в эту страну, в богатую природу — горы, море. Тут очень красиво. Сложности возникают с финансовой стороны. Нужно иметь стабильный заработок, чтобы тут прожить. Если этого не будет, то нужно будет принимать какие-то решения.
 
Бизнесом, как мы поняли, заниматься не умеем. Мы можем только работать по профессии. Если это будет хоть как-то востребовано и будет приносить плоды, то мы с удовольствием здесь останемся, и будем заниматься с детьми.
 
Вообще, все, что мы тут делаем, это ради детей. В Херцег-Нови мало развивающих студий для детей. Мы хотим работать тут даже ради своих детей, чтобы они гармонично развивались.

Тогда, я думаю, будут совмещаться два преимущества — черногорское спокойствие, раскрепощенность, отсутствие стресса и развитие личности ребенка, чтобы он стремился приносить пользу обществу и миру, изменяя его к лучшему. 
 
Я увидела это на примере своей дочери. Тут она стала свободнее. Даже такой маленький человек был зажат в каких-то рамках, которые разрушились здесь, появилось много детской радости и непосредственности. Но я хочу, чтобы она при этом двигалась вперед, развивалась и не ленилась. В этом я сейчас вижу свою цель.

Интервью взяла Ирина Рысева
  • Вконтакте
    Google+
8 комментариев
Написать комментарий
viktorkostrov
+1
+
Наталья, если хотелось свежего воздуха и спокойствия, надо было переезжать к нам в Ленобласть, у нас этого добра хватает. А вот хороших хореографов дефицит.
Natalia
+1
+
Да Москва не всем подходит для жизни. В Черногории намного спокойней. И слава богу у вас всё получилось. Я бы не решилась на такой переезд.
AnastasiyaPanova
0
+
Довольно таки интересное интервью с Натальей, без сомнения из Москвы уже стараются уезжать люди, которые стремятся к покою, размеренной жизни, ну а кто-то наоборот ближе к столице, к возможностям, суете, пробкам)
IgorIvanov
+1
+
В Москву рвутся карьеристы и провинциалы, которые хотят добиться успеха любой ценой. Люди, которым это не нравится уезжают из Москвы в поисках нормальной спокойной жизни
vk_221966080
0
+
Как говорится, каждому — своё! У кого-то получается себя реализовать в той же Москве, кто-то ищет другие варианты. Это вполне естественно.
vk_60894829
+1
+
Не стоит гнаться за всеми зайцами, а просто найти свою тихую бухту, в которой будет уютно тебе и твоей семье.
NatalyaButorina
0
+
Думаю, что преимущества Черногории по сравнению с Москвой очевидны. Хорошо, что у Наташи все получилось
NatDem
0
+
Действительно, Москва это не для всех. Для меня тоже чистый воздух и возможность спокойно реализовывать свои планы куда важнее чем столица. Рада что у них все получилось.