Почему я развелась с черногорцем после 4.5 лет брака

Михаил Петренко: Здравствуйте, друзья, в сегодняшней рубрике об эмиграции, Олеся Клепа. Она расскажет о своем опыте замужества в Черногории, о быте, традициях Черногорцев, о культуре, о привычках, об отношении к женщинам, и даст ценные советы женщинам, которые приезжают в Черногорию на отдых.

Олеся Клепа: Приехала я в Черногорию в 2015 году. У меня здесь жила мама. У нее немножко начались проблемы со здоровьем, она долгое время упрашивала меня сюда приехать, и я не хотела. В Украине была своя стабильность: жилье, работа, няня у ребенка, все было налажено. Но в какой-то момент, когда начались эксцессы в Украине, тогда я все-таки решила проведать маму. И как только увидела эту страну, как только ступила с борта самолета я ощутила, что эта страна моя. И сразу же подала документы как беженка с Украины с дочкой для того, чтобы не было проблем, чтобы не размышляла потом, надо ли выезжать, или не надо, эти визы, и так далее. Слава Богу, у меня все получилось.

Полная видеоверсия интервью с Олесей

Михаил Петренко: Итак, ты подала документы на статус беженца и первое время жила в Мойковце, у мамы. А что дальше, ведь надо было найти здесь источник дохода?

Олеся Клепа: Тем временем, пока мне здесь делали документы я ездила по побережью Черногории, искала свое место, скажем так. Вот так мне мой адвокат посоветовал, что для меня и для дочки будет лучше всего Бар. Город, где много русских, где много для детей всяких программ, курсов, где хорошие школы, где много русскоязычных детей. И вот так я приехала в Шушань и тогда Бар уже как-то показался скучным и грязным отчасти. И я все-таки решила ехать в Будву, так как у меня еще там брат и его дочка, то есть, есть какая-то поддержка. У них такая же самая дочка, тоже ей 5 лет, как и моей дочки было на тот момент, я как бы думала с ними больше.

Так получилось, что познакомились мы с парнем, и он меня пригласил к себе домой на Байран. Я, получается, вернулась в Мойковац к маме и 3 раза он приезжал ко мне, каждый вечер из Вирпазара, приезжал меня увидеть. Но сказал, что много так мы не наездимся один к другому, и от позвал меня к себе на Байран. Да, так вот я 22 числа попала в Вирпазар, и уже осталась там на 4,5 года.

Михаил Петренко: Ты 4,5 года жила замужем за Черногорцем, и много общалась с Черногорцами. Вот какие они на твой взгляд?

Олеся Клепа: Один раз мне человек, которому уже за 60, рассказывал, как родители принимали гостей, и дети уже доедали то, что не оставили гости. Всегда гости на первом плане были и в какой-то степени это осталось и сейчас. Они добродушны, они очень простые в своей жизни, им не нужно какое-то определенное богатство, они не стремятся, они живут своей жизнью, довольствуются тем что есть сегодня. Есть хлеб, есть сыр – хорошо, есть мясо – еще лучше, есть какие-то деньги там отложить… их вполне устраивают голые стены. Я даже знаю есть в Дупела человек, который живет, и у него среди дома есть костер. У него есть деньги, ему предлагали не раз помочь: сделать ему отопление, поставить ему печку, он не хочет, ему нравится так. У него посередине дома костер, у которого он греется зимой, темные стены, он их весной перекрашивает, ну вот так ему нравится. Если брать приморцев, то это как бы заработать одним днем, поймать кого-то, тут взять, там взять, они не смотрят сильно, посидеть в кафе. Кафе для них жизнь, это их заработок, они в кафе общаются, они просто так сидят в кафе, пьют кофе. Тут большой спектр информации проходит через кафе, кто что здесь продает, кто что здесь сдает, они от этого живут. Как таковой работы физической нет, но люди в селах конечно работают, кто хочет жить хорошо – они работают. Они не гоняются за такими ненормальными заработками, им достаточно одного шкафа на всю семью одежды. Они не стремятся иметь 5 пар сапог или 5 курток, достаточно одного, на сегодня есть и достаточно. 

Те, кто конечно стремятся к большему, уезжают за границу, – это Италия, Германия, Америка. Очень много Черногорцев в Америке, они именно едут туда, зарабатывают, работают там по 15-20 часов в сутки. Приезжают сюда, деньги вкладывают в недвижимость, в землю. Они очень за своё старинное. Никто не продаст отцовский дом, даже когда сильно есть нужда, они наоборот. Они покупают что было дедушкино что было бабушкино, без нужды они это все не продадут. Они сохраняют, показывают это своим детям, рассказывают все. Они всегда запомнят, вот, например, если взять Сахарину (когда хоронят близкого человека), пускай это будет бабушка или прабабушка, или близкий твой человек. То они, несмотря на то что на поклонение умершему приходит большая масса людей, это не 50 человек, не 100, это может быть и 500. Они запомнят каждого кто пришёл, и кто не пришёл. Для меня это было вообще удивительно и непонятно, при такой массе народа люди вроде бы находятся в трауре, в жалобе, тем не менее, они запомнят. Мало того, что запомнят, они потом не придут к тебе ни на свадьбу, ни на один праздник, чаще всего даже не общаются, даже если это соседи. В моей практике это было, семья моего мужа не общалась с соседкой.

Им очень тяжело пробовать новое, другое, и тут мне надо было переучиваться по-новому. То, что я знала в Украине, меню, ну как у хозяйки, то здесь мне нужно было спрашивать у соседок, кто вкусно готовил, у свекрови, у сестер моего мужа. Я все спрашивала, чтобы выучить что-то новое, чтобы быть хорошей хозяйкой, гостеприимной. Это немаловажно, потому что здесь тоже есть какие-то свои законы. Могут к тебе и в 6 утра прийти и в 11 вечера, не позвонив при этом, не предупреждая. А ты должна быть готова встретить гостя с улыбкой, предложить кофе, это как минимум. Если это близкие родственники, то ты должна предложить тарелку с сыром, пршутом, и конечно воду, сок, и если есть, а я старалась, чтобы это всегда было. всегда какие-то домашние тортики, печенюшки. 

Михаил Петренко: У тебя есть опыт замужества и в Украине и в Черногории, есть ли разница в отношении к женщине?

Олеся Клепа: В Украине я чувствовала себя свободней, здесь все-таки муж и мужа друзья, муж и мужа семья. В Украине нет проблем что твоя мама приехала. Как я вижу здесь, в русских семьях, мама мужа или мама жены, – это одинаково. Мою маму принимали, но она как гость, а вот мама мужа – это член семьи. В Украине девчонки с девчонками разговаривают, парни с парнями. Здесь хозяйка должна контролировать стол в буквальном смысле слова. Ты смотришь за водой, чтобы у всех был налит сок, кофе, чтобы у всех были полные тарелки, постоянно предлагаешь людям: «Возьмите, пожалуйста».

Ты не сидишь за общим столом, не общаешься. К моему мужу приходили друзья, они между собой общались. Я как бы и не могу выйти и в то же время не сижу вместе с ними. Тут еще смотрится, то что разговаривают не выносится. У нас в семье разные были разговоры, разного статуса люди, но муж был спокоен за то, что я не вынесу речь из дома на улицу. А у нас в Украине девчонки с эти шалят, мы можем пойти с подружками это пообсуждать. Здесь чувствуется что ничего из избы не выносится, не только свои ссоры семейные, но еще и то, что обсуждалось в доме.

Поначалу, как русская душа, я хотела презентовать себя в доме, кто я и что я, и за это конечно получала. Меня воспитывали в этом плане. Показывали, что ведь ты должна сидеть и молчать. Можешь там фразу сказать, но никак не вмешаться в разговор и тем более, не представлять себя, как продвинуть, как личность что-то о себе. Нет. Ты все-таки осталась за спиной мужа.

Здесь очень много семей, которые живут как братья и сестры вместе. Они не выходят замуж, не женятся, живут себе. Например, 3 брата и никто из них не женатый. Один работает, другой тянет на себе быт семьи, как бы женскую работу выполняет, им вполне комфортно, они не гонятся за этим. И так же женщины, очень много незамужних женщин, они не хотят этого. Раньше была многодетность, дети были замучены работой, видели, как мама все на себе тянет и как папа позволяет себе сидеть с друзьями. И теперь девушки не хотят выходить замуж, не только девушки, но и женщины в возрасте, 50 лет. Очень много таких, которые живут сами. Также здесь очень мало, когда вдова выходить замуж. Здесь муж чтится до конца своих дней. Мужчина да, может искать себе спутницу жизни, потому что дети своей дорогой идут, ему нужно, чтобы кто-то ему постирал, приготовил. А женщины нет, в основном если женщина потеряла мужа, она чтит его память до конца своих дней. Женщины, эмансипе – в основном каждая с автомобилем, она приходит в магазин, закупается так же само, на ней дети. Видела такие семьи, когда женщина уходит сама, а мужчина остается с детьми, что стало популярно. Мужчины здесь любят детей, не так как в наших странах. Они очень ответственно к детям относятся, даже если семья распалась он будет ответственный за ребенка до конца своих дней. Он не забывает, не просто алименты, это действительно постоянное общение.

Михаил Петренко: А другие женщины, которые приходят в гости к Вам, у них какая позиция, какой статус?

Олеся Клепа: В основном мужчины приходят. Да, приходят девчонки к девчонкам на кофе. Это тоже есть мамы, которые сидят как я, которые хозяйки.

Мужья работают, а мы женщины сидим дома, смотрим за бытом. Есть и рабочие женщины, но те, кто дома, мы приходили друг к другу на кофе. Но это в основном темы такие обсуждать один другого, поэтому я такие встречи свела к минимуму. Если ко мне уже придут, я не могу сказать там «извини». Но в основном я как-то это все переводила, что занята, у меня действительно было большое хозяйство, заботы, немаленький дом, я всегда занималась огородом. Те, которым скучно, они вот ищут возможности пойти спросить, разузнать, передать, – я не люблю обсуждать людей. Это мое кредо. Каждый человек имеет право на свою личную жизнь, имеет право жить так как он хочет. А в Черногории, кстати, этим грешат. Мужчины тоже, очень некрасиво, когда сидит компания мужчин и как только кто-то встанет их этой компании, сразу начинают разговаривать за него, не очень хорошим образом.

Михаил Петренко: Правда ли, что женщинам нужно быть осмотрительнее соглашаюсь на кофе или даже на совместное фото с Черногорцем?

Олеся Клепа: Да, меня сразу же брат об этом предупредил. Страна маленькая, все друг друга знают, ты не знаешь, что они между собой знакомы, а они знакомы. И конечно, когда ты выходишь на кофе сегодня с одним, завтра с другим, то на тебя уже смотрят по-другому. Ты воспринимаешь его как друга, но никто не знает куда вы разошлись после кафе, это может даже во взгляде официантов переноситься и передаваться. Я советую русским женщинам, если вы ходите гулять и вам завтра уезжать из Черногории, то свободно. Ведь здесь очень много красивых мужчин, обаятельных, которые тебе красиво все расскажут, пока им не надоест за тобой ухаживать или пойдет интерес интимный, в основном это так. Здесь пойти на «Кафу» подразумевает интимное продолжение.

Михаил Петренко: Какие привычки местных в еде?

Олеся Клепа: Ну тут, конечно сыр, пршут, достаточно-таки соленая еда, специи, главная специя – вегета, с чем я очень боролась в своей семье, обязательно красный лук. В основном сыр, мясо, пита, … . Из горячих блюд – это насыщенная, но я в этом плане не люблю в этом плане черногорскую кухню, особенно их чорбы (мясо, которое 100 раз переваренное), капуста 100 раз пересушенная до коричневого цвета. Также черногорцы очень любят жареную картошку. И не такая как мы жарим, это по сути картошка фри, они этим живут. Как бы я не боролась, кока колу, вегету и картошку фри мы с дому выкоренить не смогли. Они не привыкли к салатам нашим, там едят помидор, огурец и все. Прям как салат, то такого нету, как мы привыкли: листочки того, листочки этого, красненькое чтобы было, оранжевенькие в тарелочке, чтобы сначала взгляд и желание привлекло, а потом уже и аппетит. Тут это все просто, тут главное поесть, наполнить свой желудок, чтобы ты не ощущал себя голодным и все. Я не понимаю, как пить вино, алкоголь, с кока-колой. Я – сомелье в прошлом. Заканчивала школу сомелье. Я все-таки думаю, что ты должен получать удовольствие от всего в жизни, и от напитка и от еды. Ты должен чувствовать вкус, аромат каждого напитка. Ведь когда ты его смешиваешь, ты уже не понимаешь ни вкуса кока колы, ни вкуса вина. А вино само по себе очень богато, насыщенно разными вкусами, в зависимости от сорта, от страны производителя, от всего. Так же само и еда. Когда все смешано и быстро это едят, много соли, много уксуса.  Ты ведь тогда не чувствуешь вкус этого помидора, перца, чувствуешь только вкус уксуса. У нас был Байрам (это когда праздник, к нам пришло в дом 50-60 человек. И ты встречаешь гостей 3 дня, от 6 утра до часу ночи), не так чтобы 70 человек посадил за стол, все периодично. И хочется показать себя с хорошей стороны и что-то свое приготовить. Так вот эти блюда будут стоять до последнего на столе, пока ты не попросишь их попробовать маленький кусочек или одну ложку и обязательно нужно рассказать, что там в этом блюде. После, потом уже у меня очень много девчонок брали рецептов этих салатов, слоеных тортов, киши, и они уходили потихоньку в народ. Они уже пробовали, готовили у себя торты. Очень понравились, кстати, «монастырская изба» у меня семья очень любила. У нас главный десерт на Байрам была баклава, балканская баклава, здесь ведь тоже есть своя вариация. Есть и балканская баклава и турецкая баклава, или пахлава, как мы привыкли и казахстанская. Тут есть своя – она более сочная, больше пропитки.

Смотрите полную версию интервью.

Статьи по теме

Наталья Ярмухаметова: «Какой ты, такие и люди вокруг тебя!»

Интервью с Натальей, приехавшей в Черногорию в поисках лучшего места для развития здорового и счастливого ребенка. Наташа, привет! Как долго ты уже живешь в Черногории?    Я приехала сюда прошлой…
Читать

Евгений Попов: «Любовь к Черногории у меня началась не с моря, а с гор»

На нашем портале уже выходило интервью  о жизни и работе Евгения Попова в Черногории. Но он интересен не только как предприниматель и фрилансер. Евгений занимается бегом и ходит в походы.…
Читать