Славомир Маркович зажигательная мудрость

Респондент: Правила, правила моей жизни основаны, как я думаю, на основании своего воспитания и воспитания от своей матери и от своего отца которые, в принципе, которые в зависимости от человеческих качеств, когда живёшь по их принципу, или думаешь, что живёшь по этому принципу. Я думаю в каждой жизни человека, у каждого в своей жизни, правила жизни оно… Генетика. Я верю в генетику. Что нам дано, когда мы родились. Я не ученый, я не знаю если это 50% от человека, или это 45, или 90. Но я думаю, что большой процент человека – это уже когда родился и составляющие, что называется в науке, генетика уже это есть человек, а уже потом, воспитание. И воспитание.  Я пацан 65-летний (смеется). 

Так что в моей молодости принцип здесь в нашем селе в Черногории, были какие-то правила — это было в социалистической Югославии. Так что было, по-моему, совместимость позитивов, позитивов теоретических качеств Черногории, потому что мы все понимаем: хвастаемся. Ну и слава Богу что теоретически. На самом деле насколько они практически история показывает хоть это и история, а неполная правда. Так чтобы я не слишком философствовал, мои принципы моей жизни, – это что мне дано, а   это жить с природой не только физической природой, а природой, которая разумна, которая нам действительно всё дала. Так что в принципе, гуманистические. Родился я в коммунистической Югославии, в традиционной Черногории, но верю до сих пор, верю в гуманистические принципы. Жизнь – бумеранг: что бросишь, то вернется, – вот.  

Видеоверсия интервью

Я жил Слава Богу, так у меня жизнь сложилась, что я молодым уехал отсюда из нашего села в Черногории, в Будве и жил по всему миру, – путешествовал.  В свое вовремя я был пацаном хиппи времен и путешествовал почти по всему миру. Я не был в Австралии, не был в Новой Зеландии, не был в Японии и не был в центральной части Африки. И на Гренландии я не был.  А вот в остальных странах я был, путешествовал. Хоть как путешествовал, а жил и работал большую часть времени в Британии, в Англии: в центральной – Бирмингем, а потом в Норидже, – восточная Англия. Жил и работал в Швейцарии в Женеве, жил и работал на Кипре ещё до войны, в Фамагусте а потом, после войны в современном Кипре – греческая часть Кипра. В Бейруте, Ближнем Востоке и последнее время с 1992 года тоже жил и работал в Украине. И немного в Югославии.  Немного в Черногории, вроде бы что-то работает. 

Думаю, да, хоть и зависит где.  Но думаю да потому что Черногорию…  я горжусь тоже, что время своей страны где я родился, в Югославии я знал, я, когда уехал за границу, проехал всю Югославию.  Потому что считаю, что надоузнать свой дом, чтобы почувствовать и оценить чужие дома, реально надо узнать свой дом, плюсы и минусы в своем доме. Так что, думаю, что я почувствовал бы. И, наверное, знал бы в какой части Черногории.  Тем более сейчас, когда я больше времени провожу здесь. Я уже почти вернулся, еще не совсем, но почти вернулся. Проехал всю Черногорию и каждое село, и.. так что почувствовал Черногорию, да… Что это мое село, мой фундамент. Если говорить по менталитету людей, с которыми я чувствую, что физически, что касается природы отличается. Везде в мире есть красота природная красот: красивые каньоны, красивые пляжи, море, воздух чистый, везде в мире.  С этой стороны, физической и природной, Черногория уникальна немного. Что на таком маленьком пространстве почти всё есть. На маленьком пространстве. И в России, и в Америке вся красота Черногории, наверное, есть. Но это надо лететь два-три часа, чтобы с одной красоты в другую. А здесь чуть ли не пешком с юга Адриатики, вот как сегодня, декабрь месяц, тут солнце, тут. А в (Квашине 06.08) где всего лишь пару часов езды на не супермашине и можно на лыжах кататься. Так что с этой стороны немножко уникальная есть, что в маленькой Черногории, все доступно и близко.  

А со стороны человеческого менталитета, однозначно я положительно отношусь и есть много качеств. Это значит, что я субъективный, потому что мои здесь. Но тоже у меня есть, в силу объективности. Потому что я встречал в своей жизни много хороших людей и много нехороших людей и не зная какой паспорт у них есть.  Это самый важнейший знак. И тоже это тоже может быть, ну как сказать… тяжелый вопрос сейчас для меня здесь ответить. Теоретически я могу рассказать, что какие-то черногорцы или какие-то сербы рассказали, что мы…, однозначно я горжусь, когда меня спрашивают из разных, в последнее время тут национальностей, или черногорцы, или сербы. Я – человек мира. И уникальность теоретическая, которая надеюсь, что однозначно станет реальной, – ‘то быть хорошим патриотом своей страны и быть человеком слова. Вот человек слова всегда в Черногории теоретически гордились, что люди слова, люди достоинства, люди… из этого положительного качества и было отрицательное. Допустим Черногория была в моей жизни, в молодости была Vendetta. Vendetta – это ну понимаешь. Vendetta что кто-то убил моего, обязательно надо убить тоже, потому что это как вроде бы теоретически положительно что надо, но сомневаюсь, что это положительное, когда можно решать. Так что все это положительное не утеряны. Это тяжелый момент и молодые тут и жалко мне что не наследовали, не родились. Допустим я родился, моя генерация в Югославии. Я знаю в Советском союзе немного другое, хоть и там много положительного было, и я очень осознаю это. И я всегда считал Советский Союз частью славянского народа своего. 

И когда жил в Англии и могу потом рассказать некоторые моменты, что я защищал теорию Советского Союза с английскими консерваторами, так что ответить на твой вопрос по Черногории.  Есть ещё тем более, когда проездишь Черногорию, ещё есть старые качества что стоят за своим словом и не терять образ (лицо). Что мне моя мать всегда говорила: «Чтобы ты и твоё поведение не повлияло, чтобы я потеряла своё лицо», – вот это самое важное, потому что если не хочешь потерять свое лицо, тогда ты будешь внимателен ко всем своим поступкам. А то «я хороший в одном, а тут не важно, что я плохой». Нет, если стараешься не потерять своё лицо, тогда будешь вести себя так, чтобы положительные решения находить во всех случаях. Вот.

Интервьюер: Место рождения в Будве?

Родился на Цетине. Из-за того, что в Будве нет роддома до сих пор.  Его не было тогда и сейчас каждый в Будве рождается в больнице Цетине или Котор. Я родился на Цетине. А мой младший брат в Которе.  А можно другой вопрос? (Смеется).

Респондент: Не, изменилось, однозначно изменилось.  Я родился в 1954 году в Будве и она была приятным приморским селом, но старый город, который 2.500 лет старый. Моя школа было перед старым городом, которая разрушена в 1979 году, когда было большое землетрясение и Будва, была… Точно не знаю, может быть было 1500 населения.  В старом городе может ещё десяток домов в старом городе. Я жил до 7 лет я жил в старом городе, где все знали друг друга. Это как большая семья и тогда вот эти правила, о которых я раньше говорил, человеческие, однозначно были важны. Однозначно были очень важны. То, что поменялось физически, то что построено, можно критиковать. Я могу много критиковать. Тут я немного критикую, но, а потом я сам начну критиковать и своих. Потому что мое поколение, я думаю, наследовали очень большое богатство.

Мы жили тогда в стране, которая социалистическая, я политически неактивный. Но мнение у меня есть.  Я лево направленный социалист, тут я был председателем комсомола ещё, а потом, когда мне предложили стать членом коммунистической партии, я отказался, сказал, что Homo Sapiens пока еще не готов.  Да, в коммунизме это совершенство теоретически, но пока Homo sapiens ещё не готов к этому. Так что Будва… Многие могут сказать, что есть красивые дома. Есть красивые элементы. Но Будве и будванцам это не нужно было, нужно более разумно, но я всегда себя останавливаю в критике, потому что сам себе говорю: «Славомир, если тебе настолько важно было, то почему ты гулял по миру, а не остался здесь и строил Будву так, как ты считаешь правильным». Так что, но сейчас на старости лет может быть подключусь, чтобы немного положительно добавить из своего опыта.  

Интервьюер: (Нрзб. 13:05)

Респондент: Ну это слишком сложный вопрос. Сначала я не принял бы это, вот честно. У меня в жизни было много случаев и даже здесь сейчас в последние несколько лет. Одни, вторые, третьи хотят подтолкнуть: «Давай, тут поддержи, давай там поддержи». Я знаю лидера этой партии, лидера той партии. (Нрзб.13.28) Я знаком ещё давно, не близко знаком. Мы в 90-х годах пару раз встречались. И я бы не взялся сказал: «Давай подключусь. Ну это вопрос нереальный однозначно».  Но реально отвечаю, что я бы активно, если бы это случилось однозначно активно подключился, чтобы подключить людей. Взяться за работу надо только тогда, когда хочешь действительно работать и получить результат.  Я и раньше не подключался к политике потому, что это ответственность. Брать руль машины надо тогда, когда ты знаешь даже если умеешь и права есть. А готов ли я сейчас ездить целый месяц за рулем этой машины? Не готов, и за свои личные дела и за приоритеты. Но чтобы многое поменять, к сожалению, и в Югославии и Черногории. Весь мир. Это не жертвы. Как в Черногории 6000 тысяч жителей или полмиллиона. Она достаточно богатая, чтобы все в Черногории жили очень нормально. На основании одного туризма и немного пищи нормальной домашней произвести и все. И все. Но они сейчас жертвы своих действий.

Мой друг школы Святослав Омарович. С детского садика. Он был последним президентом Югославии. А мы знаем друг друга с детского садика и до 8 класса. В Будве я потом поехал в гимназию в Которе, он какое-то другое место и всем жертвы своих шагов. Он бы позвонил, и, если бы он осознал, что он посадил себя в клетку, во что я верю. Все такие они садят себя в клетку. Они думают, что это золото, но – это всё равно клетка. Клетку сделал кто-то другой и поставил тебе. Или ты сам сделал эту клетку, результат один и тот же, – ты в клетке, жизненной клетке.  И они, если они осознают, они потихоньку уходят или что-то предпринимают. И это маленький условный пример. Как говорят, в Украине, России и многих… Большие примеры. Сделал эту клетку – она не золотая, а как она называется? Да, нержавеющая, и он думает – это роскошь. Нет, ты в клетке. Он не может. Я могу сейчас один поехать, а он не может без охраны. Но тут нужна большая, один человек тут ничего не сделает. Это нужно разрулить, вернуть на основы, на фундаменты. потому что строительство дальше без укрепления фундаменты, потому что строительство дальше, не укрепляя фундамент – это бесполезно.  Можешь красивую 10-этажку построить. И что? Фундамента-то нет. Это вопрос времени, этот 50-этажный красивый элитный этаж упадет на землю. И все, тогда лучше жить в палатке чем на этом 50-ом этаже. Потому что он упадёт. Правильно? Я не могу здесь четко тебе ответить. И не дай Бог я тебе здесь скажу, а он посмотрит это видео и действительно мне позвонит. (Смеется). Сейчас теряюсь сказать, честно. Опять же всегда было главное правило… (Смеется)… Правило жизни Черногории. Ты имеешь в виду правила по которым…?

Интервьюер: По каким правилам живет Черногория?

Респондент: Теряюсь сказать, честно. Теряюсь сказать.  Правила сейчас они потеряны, честно. В данный момент искра потеряна. Должна быть семья, дела и правила, вот. Но многое потеряно. Так что я понимаю твой вопрос. Но я бы сейчас сказал или неправду, или может быть слишком… Так что грамотно ответить на этот вопрос не могу. Искренне.

 Ради чего стоит? Однозначно, в первую очередь, приехать в Черногорию как туристу, – однозначно надо. То, что я раньше говорил, что на таком каком-то таком маленьком пространстве природная красота есть.  То, что ты меня спросил, правила Черногории, однозначно Черногория гостеприимная страна. Отношения, взаимоотношения, не настолько разрушены, что можно свободно и тем более семьям. Молодые семьи, у которых есть дети, для них это суперстрана, потому что в сравнении с другими, – безопасно.  У меня так получилось жизни, что сейчас есть, и старшие дети есть, и младшей дочка 11 лет и 16 лет. И они уже здесь уже 7-8 лет. В школу идут. И очень приятно не думать, моя супруга с Украины которая не думает, если ребёнка нет полчаса что гулять что что-то может случиться. Как правило – безопасно.  Идиоты везде есть. Но с этой стороны Черногория прекрасна. Однозначно природная красота. Гостеприимный народ, который неиспорченный, хотя многие испорченные.  Деньги, деньги, но не совсем испорчены. Старое человеческое чувство есть. И безопасность для детей и молодёжи вообще, а сейчас находимся в раю (Смеется).  Находимся как я говорил своим друзьям, с России, с Украины, – на моей даче. Это Рыбняк на Будве. Хозяин тут – мой кум. Я его называю сумасшедший гойко. Он работяга, он младше меня, но знаем друг друга всю жизнь и который здесь и просто. Я надеюсь, что может быть с ним немножко…  Вот и сейчас такое время, где декабрь месяц и не настолько, ну летом надо сюда прийти или весной. Это Рыбняк, 5 км о Будвы где просто рай. Я люблю дружить с природой, когда что-то или радостно, или тяжело, я приду сюда. И с ним немножко, вина выпьем, – он пиво и просто получаем удовольствие от тишины и красоты и силы позитивной энергии природы.  В Черногории? Что раздражает?

Интервьюер: И что мешает?

Респондент: Мешает то, что мешает везде в мире. Сейчас совсем перепутанные ценности.  Перепутанные ценности – это не черногорская проблема. К сожалению, однозначно, влияет больше из-за того, что это малое общество.  И эти ценности на малое общество влияют сильнее. И чувствуется сильнее. В каждой семье и так далее. Эти перемены ценностей, ухудшение оценки, что важно, что неважно. Что сейчас говорил раньше, в моей молодости ценности были, которые мои мать и папа поговорили постоянно. Не дай Бог, когда ты ходишь по улице, и, если у тебя руки в карманах, а старший идёт. Не дай Бог, что у тебя остаются руки в карманах. Уроки вынуть из карманов с уважением. Понимаешь?  И это со мной случилось как раз пару лет назад. Это было в Черногории и искал там место для машины и остановился там один старик. Руки в карманах с палкой ходит. Ему было за 80 лет. Я остановился и сказал извините. И он сразу. Никто бы это не заметил, честно, я сразу чуть слёзы не навернулись на глаза. Давно этого не видел. Вот это ценности. Вот это ценности — вот это мешает. Даже сейчас. Я 65-летний сейчас со своей 11-летней дочкой и 16-летней дочкой. Тяжело найти ценности, о которых я говорю. Это как я, они говорят уже и русский и английский и все.  Я могу на всех языках, но мы не поймём друг друга, понимаешь. Вот это потеря всех этих ценностей, которая мешает. А какая была вторая часть вопроса.

Интервьюер: Это был первый вопрос (24.48)

Респондент: Мировой черт мешает, который мешает и в Украине, и в России, и в Англии, но они этого не осознают, потому что у них слишком много макияжа.  

Вообще в чём сила?

Интервьюер: Да.

Респондент: Ха-ха. В кнопке. Если в России – в кнопке сила. Сила, которая имеется в человеке – это делать всё в своё время. Осознать и делать всё в своё время. Искренно. Жить без комплексов. Это всё в одном. Находить общий язык с самим с собой. О чём я раньше говорил если на 50 этажном здании если фундамента нет, – этажи бессмысленно строить.

А что фундамент в человеке? Это он сам. Если человек сам не нашел общий язык сам с собой, реально. Не то что, «мой папа такой или старший брат такой, или я родился тут». А сам с собой нашел реальный общий язык чтобы быть самоуверенным 100%, но без эгоизма это и есть фундамент человека. Да, у него большая сила, ничего не может. Фундамента нет. Но могут убрать его с работы, но найдёт он другую. Могут удалить ему все эти пути. Фундамент не разрушили. А тут вот жертвы многих, то что происходит в мире сейчас тем более включая Черногорию. Это чёрт мировой я называю это финансовый корпоративный мир. Не будем это затрагивать.  Можем с вами об этом часами говорить. Но он повлиял на людей, которые не нашли общий язык сами с собой. Некачественный, он не может повлиять на солидных людей. Это я тебе объясню, что происходит потому что это наша тема приморская. Утром я любил и даже в детстве, молодости, пойти на пляж утром и это называется бонанца. Волн нет, море как озеро прозрачно и смотришь там идёшь пирс, смотришь – оно прозрачно. Даже воды не видно, всё видно – красота. Вторая половина дня, начинаются волны. Придёшь точно на эту же точку на пирсе, смотришь точно на эту же точку воды и там уже грязь.

  А я тебя уверяю, что это вода не поменялась.  как она была, эта же вода. Но что произошло? Из-за волны, эта грязь которой место внизу, она поднялась наверх. Так и в человеческом обществе.  Когда всё спокойно, тогда порядок. Я не верю в закон, я не верю в историю. Закон пишут люди. Историю тоже пишут люди. Кому интересно, чтобы такой закон закрывался, чтобы не было в продюсеров с бородой, ты не будешь, пока не побреешься. Но есть же порядок. Когда в обществе порядок, когда всё нормально, тогда хорошие люди наверх. Империя. Она суперсистема, если император нормальный человек, правильно? 

И он поставит всех нормальных. Я бы тогда был за империю. Я за Социализм, который должен быть… вот потому и самая большая сила – это сила фундамента своей солидно, солидный фундамент внутри человека, когда человек нашёл общий язык сам с собой. А не хочет компенсировать потерянное тинейджерство в 40 лет, допустим. Понял? Да? (Смеется). Я возвращаюсь к вопросу, который был перед этим. 

 Если находишь общий язык. Бывает по-разному если, для нормального человека быть счастливее, я думаю достаточно, чтобы он был здоров и окружён людьми, которые помогают безусловно и уважают его и любят. Я думаю. Для меня это счастье.

Я был счастливым всю жизнь честно. Я ездил по всему миру и мне было хорошо. Если бы меня спросили мог бы я жить здесь?  Я бы ответил, что мог. Почему нет? Потому что познакомился с нормальными приятными людьми. Для меня быть счастливым – это быть окруженным приятными, нормальными людьми, которых ты любишь, и они тебя безусловно любят. Для этого достаточно только одного человека.  

Даже один человек, который тебя безусловно любит: Это дети, это супруга или это брат, сестра.  А у каждого из нас, есть большинство был один человек в своей жизни, который безусловно любил – это мать. Так что опять возвращаюсь, если человек найдет общий язык с собой, тогда тяжело потерять счастье. Найдёте увидите, позитив везде вокруг.  Я не понимаю людей, которые в депрессии. Нет я понимаю, как разум он говорит, что. Я понимаю почему, и у медицины ответы все есть. Психиатрическое психологическое счастье и депрессия, но в теоретическом этом вопросе что надо быть счастливым – это иметь хоть одного человека, который тебя безусловно любит и уважает, однозначно. Проверяем (нрзб32.00) (Смеется). И злюсь на… но однозначно – счастье. И не было, редко было в моей жизни чтобы не было. Счастье нельзя толкать. Нельзя его, надо понимать людей, которые считаю себя несчастными и помочь. Но однозначно счастье и желаю счастья всем. 


Видео: Александр Головин
Автор: Виталий Близнюк

Статьи по теме

Лилиана Бовдуй: «Если есть солнце, море, рядом любимые люди, разве может быть что-то негативное?»

Интервью с интересным и позитивным человеком, матерью двоих детей, которая живет здесь со своей семьей почти год и не жалеет о переезде в Черногорию!  Лилиана, привет! Скажи, сколько времени ты…
Читать

Срджан Лечич: «Я не хотел бы жить в Москве»

Черногорец Срджан Лечич, в прошлом профессиональный гандболист, уже около пяти лет увлеченно занимается скалолазанием и водит туристов в пешеходные туры по горам Черногории. С некоторых пор его жизнь тесно связана…
Читать

Ирина Кучма: «О растениях я могу говорить бесконечно»

Специалист по озеленению и ландшафтному дизайну Ирина Кучма в прошлом интервью уже рассказывала редакции Openmonte об особенностях черногорской флоры. В этой статье мы продолжаем разговор о необычных растениях, о ландшафтном…
Читать

Елена Баглай-Николич: «Здесь жить гораздо проще, чем в России»

Наша соотечественница обучает детей и взрослых написанию картин и рукоделию, живет в Черногории уже 6 лет, замужем за черногорцем, но переехала сюда по другой причине. Лена, какие были первые впечатления…
Читать