Фантастические люди и где они обитают. Выпуск 1.

Серж: Пошла камера? 

Ну, тут, с одной стороны не все так просто, а с другой стороны – проще некуда. 

В буддизме есть такое понятие, называется ахимса, когда своими действиями или бездействиями, ты не причиняешь вред другим живым существам. Пожалуй, я – вегетарианец, не ем мясо, не потому что паразиты или еще что-то, я просто не хочу, чтобы животных убивали, это правда. А вообще, если говорить о моей деятельности, то чем я занимаюсь в жизни, а не вообще, то занимаюсь я искусством и это особая область занятий. Это непривычная область занятий, потому что многие не понимают, что такое искусство, и я даже постарался сам для себя это объяснить.

Если коротко, то получается, что есть искусство – это нечто уникальное, неповторимое, произошедшее вот прямо здесь, прямо сейчас, как застывшая музыка, которая была сыграна вживую, в плане живописного искусства. А есть ремесло, то есть то, что можно повторить, можно повторять. Красивый стул когда-то был произведением искусства, а когда его начали производить серийно, он стал ремеслом. 

Видеоверсия интервью

Я бы не хотел заниматься бизнесом, я бы хотел оставить искусство искусством, и поэтому я не стараюсь сделать, нарисовать то, что нравится, то, что априори понравится людям. Для таких картин есть определенное понятие – салонное искусство, то есть человек приходит в салон, он ожидает увидеть что-то, он ожидает, как в песне, увидеть «Зимний вечер, летний зной, а вот Венеция весной». Мне это не очень интересно, потому что я всю свою жизнь смотрю на что-то красивое. В начале жизни это были горы, потом – это море, и вот сейчас опять это и горы, и море вместе, в Черногории вот здесь они прямо соединяются в одном, так скажем, в одной картинке, в одном кадре. Суперпрозрачный воздух, сквозь который видны все оттенки, собственно, даже видны те оттенки, которые на палитре не смешать. В этом загадка живописца, как передать на холсте те цвета, которые смешать невозможно. Мы их можем увидеть только глазом. 

И хотел бы еще сказать, что искусство может оставаться искусством только в одном единственном случае – если оно не зависит от денег, внешних факторов, жизненных, так скажем, жизненно важных. То есть оно может зависеть только от природы, от погоды и от настроения художника.

Все мы живем в ограниченном мире, в мире, в котором есть ограничения. Во-первых, жизнь конечна, стараюсь использовать каждый момент времени, чтобы продолжать. Ну, это слишком общее. Нужно ухаживать за собой, нужно чистить зубы, где-то нужно жить, где-то хранить свои картины. У меня двое, трое детей, которые хотелось бы кормить каждый день, чтобы дать им какое-то образование, ну все как у людей. Если брать только искусство, что меня вот ограничивает в искусстве, то, конечно же, опять это та самая коммерческая составляющая, которая сейчас довлеет над нами над всеми, то есть картины нужно продавать. 

По моему опыту, я написал, наверное, более 1000 картин, уже за свою жизнь, этюдов или больших полотен, я понял только одно, что одно и то же полотно, которое я показываю разным людям, может, как вызывать отвращение, так и восторг. Одна и та же картинка. Поэтому я стараюсь свое личное мнение относительно собственного произведения вообще никому не рассказывать, никому не говорить, нравится мне лично или нет. Я скорее так, не покажу вообще то, что я нарисовал, если мне совсем, категорически не нравится. То есть право выбирать нравится или не нравится, я всегда оставляю за зрителем. И тут, у меня даже есть небольшая заготовка на эту тему. Я об этом немножко думал. Я сравнил это с мороженым, то есть всем нравится мороженое, и никого не интересует, ни в каком стиле это мороженое сделано, ни кто его изготовил, ни какова собственно технология сложная его изготовления. Критерий только один, мне нравится мороженое, именно этот вкус, или мне оно не нравится. То же самое с искусством. Не бойтесь, дорогие люди. Не бойтесь проявить, проявиться в музыке или в искусстве, сказать мне нравится это, а это мне не нравится, иначе за вас это сделают другие: кураторы, галеристы и прочие авторитеты. Вы сами себе авторитет, всегда знаете, что вам лично нравится.

Сейчас еще немножко. Что мешает, да? 

На самое деле, я сейчас описал такие ограничения, которые очень легко обойти, потому что нет ничего сложного в том, чтобы просыпаться каждое утро, чистить зубы, готовить себе вкусный завтрак. Это и есть жизнь, это и есть то самое наслаждение, ради которого мы здесь находимся, прочувствовать эту магию жизни до конца. Поэтому на самом деле сейчас, здесь вот, в Черногории, меня ничто не ограничивает. Я действительно, каждый день, начиная с прошлой весны, я каждый день выхожу на улицу, я в восторге, я вижу что-то красивое, у меня с собой всегда холсты, у меня всегда с собой краски, у меня очень много свободного времени, вот.

Я могу сказать дальше.

Интервьюер: Что ты хотел сказать? 

Серж: Я раньше считал, что сначала нужно преодолеть некие ограничения, то есть заработать какую-то сумму денег, чтобы потом ее тратить, высвободить какое-то свободное время, закрыть какие-то базовые потребности. Нет, так не сработает, так можно прожить всю жизнь, наверное, закрывая эти базовые потребности, и только в конце жизни опомниться и вспомнить, что хотел заниматься чем-то другим. 

Эти ограничения я начал снимать еще 10 лет назад, когда просто брал всегда с собой лист бумаги, карандаш или этюдник, краски. А сейчас я поставил это во главу угла, сделал это самым важным делом в своей жизни, увидеть что-то, для этого я много передвигаюсь, понять, почему это красиво, то есть композиция, цвета, зафиксировать это на холсте и показать другим людям с помощью выставок, ну а по большей части, с помощью интернета, соцсетей, постов, видео.

Ну начну с того, что я тут уже пятый год живу, что конечно, определенное значение имеет. Перед этим я путешествовал каждые полгода, я перемещался на новое место. Это было связано с сезонами, где-то слишком жарко, где-то дожди, где-то слишком холодно, в России, например. Здесь мягкий климат, здесь 300 солнечных дней в году. И конечно, если сказать более обще, счастлив я там, где я могу реализовать свои планы, воплотить свои мечты в жизнь. Писать натуры, рисовать, путешествовать, конечно, приятнее, интереснее, в стране, где 300 солнечных дней в году, а не 50. Поэтому я здесь остался, зацепился, так сказать, всеми возможными способами стараюсь продолжить тут находиться, и вот прямо этот пляж, прямо тот самый, это то самое место, находится всего в 15 минутах езды от Будвы, ну может быть 20, но я на нем впервые за 5 лет, может быть месяц назад оказался, и очень впечатлился, вдохновлен. А соседняя бухта, я в ней еще не был, обязательно туда поеду. И начал отмечать на карте места, где я еще не был, чтобы их посетить, чтобы вдохновиться, чтобы почувствовать вот это терпкое, острое ощущение новизны.

Возможно, это моя особенность как художника, я не могу смотреть на одно и то же слишком долго, я устаю, мне хочется какой-то новизны все время, и я для этого продолжаю и продолжаю двигаться, продолжаю перемещаться. А Черногория в этом плане безумно большая, как ни странно. Это маленькая страна, но я не думаю, что за ближайшие 3 года я смогу ее объехать всю. А по соседству есть еще Албания, которая вообще еще в 3 раза больше, чем Черногория, Босния, Сербия, ну, я уж не говорю про Европу, которая тут тоже очень близко. 

Но, конкретно про Черногорию хочу сказать. Это такое уникальное место, где, действительно, дикий пляж, мы находимся не в очень диком месте, но буквально по соседству, соседний пляж – это нудистский пляж, там никогда никого не бывает, кроме нудистов, которые знают тайную тропку, как туда попасть. Я теперь тоже знаю тайную тропку и везде их ищу. То есть Черногория – это такое место, где есть крупные города, с торговыми центрами, там со своей вот этой вот движухой, но 15 минут на машине, и ты в диком месте, на диком пляже, куда не ступала нога туриста, точно не ступала нога художника, и возможно и человека, вот так если сказать. Местные жители с неохотой путешествуют, открывают какие-то новые места, они сидят кофе/kave пьют, да и слава богу. 

Общее название этого места – это Црвена Главица, то есть в переводе на наш русский язык – красная голова, то есть красноголовка. Потому что скалы красные, преимущественно. То есть какой-то выход мощный красной породы в этом месте, и это особенно привлекательно, потому что солнце на закате освещает эти красные скалы, и они становятся просто какими-то пунцовыми, пурпурными, оранжевыми. Все это отражается в зеленой воде, в такой синей, глубоко-лазурной, это просто восторг на самом деле. Поэтому именно это место одно из самых любимых, но в Черногории можно найти места, с легкостью, где зеленые скалы, серые скалы, белые скалы, желтые скалы, и, в общем, почти все цвета радуги, на ваш вкус.

Да в общем-то все придает мне сил. Я хочу сказать, что не отнимает у меня сил. Я вот не курю больше, здесь в Черногории перестал курить, и это конечно прорыв, потому я много лет пытался это бросить. Здесь все курят, это тяжкое бремя, пожалуй. Как известно, кислородом мы, наш человеческий организм, больше всего мы употребляем – кислорода, 60 литров в сутки. Ни воды, ни пищи, там даже близко… Поэтому конечно свежий воздух, здесь он чистый, но это такие базовые вещи, конечно. А так, конечно, наличие, присутствие людей, которые меня вдохновляют, безусловно. Это друзья, это моя семья, которая со мной здесь тоже, красивые люди, моя муза, которая меня вдохновляет каждый день. 

Сейчас я еще скажу, я просто думаю.

Недавно с удивлением понял, почему искусство мое, вот это вот, я пишу пейзажи, с натуры, в основном какое-то такое, природу, погоду, почему в Черногории она не востребована. Потому что каждый житель Черногории, приезжий, турист, постоянные жители из других стран, каждый день, выходя на пляж, видят эту всю красоту своими собственными глазами, и никакая картина не передаст им эту красоту. Поэтому моя задача постараться отправить как можно больше своих работ в Россию, например, ну и вообще в те страны, где такой красоты нет. Она есть, но другая, или, например, полгода там зима и на плиннер не выйдешь, и таких ярких красок, они есть, но, например, только осенью. Здесь же они, как я уже говорил, 300 дней в году, не очень холодно, снег здесь никогда не идет. Но одно из самых, кроме природы, поскольку я художник, я конечно приехал сюда из-за фантастической природы, просто надо видеть своими глазами, чтобы понять это. Я стараюсь передать в картинах, но лучше увидеть своими глазами. Это очень приятные ощущения от того образа мысли, которым обладают местные жители, и которым все здесь пропитано. Здесь никто не торопится, здесь все делают завтра. Кому-то это покажется странным, но конфликты очень редкие, люди очень добродушные, они открытые, они рады с тобой поговорить, они никуда не торопятся, они не пытаются отжать от жизни все, им жизнь дала достаточно уже, чтобы наслаждаться. Сегодня и сейчас, здесь, прямо вот встать на встречке и поговорить с другом. Никто не бибикает им сзади, чтобы они уехали. И ты этим пропитываешься. За годы жизни я пропитался этим состоянием, надеюсь, что в будущем будет еще лучше, еще спокойнее. И именно это состояние, в итоге, я переношу на холсты.

Вот прямо сейчас я счастлив. Что будет завтра не знаю. Бывает такое, что с утра я несчастен, я не знаю почему. Стройка под окном у меня, или живот болит. А бывает, что просыпаюсь совершенно счастливым и думаю, что так и будет дальше, а к вечеру почему-то опять чувствую несчастным. В общем, счастье – понятие очень весьма относительное. Чаще всего бывает так, что, если что-то не так, что-то не в порядке, что-то болит, а потом перестает болеть, я счастлив. Так что это только на контрасте. Быть счастливым все время можно, но, похоже, это удел безумцев только. И самую остроту счастья я чувствую в моменты, когда происходит какая-то перемена, а перемена, как известно, происходит у нас ежедневно.

Вот оно солнце встает и все в розовых тонах, а садится – все в оранжевых.

Но есть еще объективные вполне примеры счастья. Например, сегодня какое? 27 октября и песок теплый.  Ну, то есть моя генетическая память, у меня дед с Урала, она мне кричит просто уже 10 лет подряд: «Этого не может быть! Этого не может быть!». А оно есть, и это не самое теплое место на земле, в котором я побывал. На Бали, в Индонезии, там даже ночью температура не опускается ниже 23 градусов. То есть ты забываешь вообще, что такое обувь закрытая, ты все время ходишь либо босиком, либо в шлепках круглый год, те, кто могут там себе позволить жить круглый год. Море в Индийском океане 36 градусов бывает, ты туда входишь как в теплую ванну. И воздух 36. Но, наверное, можно быть счастливым и… я не знаю, я могу только за свое счастье сказать.

Видео: Александр Головин
Инстаграм: https://www.instagram.com/agq_photo

Автор: Виталий Близнюк
Инстаграм: https://www.instagram.com/vitblik

Статьи по теме

Анастасия Гельман: «В Черногории жить с детьми – одно удовольствие»

Екатерина Ларионова взяла интервью у Анастасии Гельман, жены Марата Гельмана – известного общественного деятеля и галериста. Как живется в Черногории с маленькими детьми, чем черногорская медицина уступает российской, почему надо…
Читать

Андрей Соколов: «В Черногории не чувствуешь себя рабом, в отличие от других стран»

Интервью с гончаром Андреем Соколовым, который проживает в Черногории больше года, открыл свою мастерскую в Будве и проводит там занятия с детьми и взрослыми. Он рассказал нам о своих взглядах…
Читать

Александр Чепарухин: Dukley Music Fest объединит современных и народных музыкантов Черногории и всего мира

9 мая в Будве на пляже Dukley пройдет международный музыкальный фестиваль Dukley Music Fest. OpenMonte побеседовал с его организатором, резидентом Dukley Art Community, всемирно известным продюсером Александром Чепарухиным.  Александр, первый вопрос…
Читать

Евгений Попов: «Любовь к Черногории у меня началась не с моря, а с гор»

На нашем портале уже выходило интервью  о жизни и работе Евгения Попова в Черногории. Но он интересен не только как предприниматель и фрилансер. Евгений занимается бегом и ходит в походы.…
Читать

Славомир Маркович зажигательная мудрость

Респондент: Правила, правила моей жизни основаны, как я думаю, на основании своего воспитания и воспитания от своей матери и от своего отца которые, в принципе, которые в зависимости от человеческих…
Читать

Михаил Тимонов: «В Черногории не хочется и не можется крутиться, как в России»

Менеджер, экономист, финансист, жизнелюб, спортсмен и путешественник Михаил Тимонов поделился своими выводами об усугублении кризиса в России и преимуществах Черногории на этом фоне. Михаил, в конце 2014 года вы в…
Читать