Игорь Филимонов – один с калимбой, не считая собаки

Игорь Филимонов: Должно быть интересно. Должно. Обязательно должно быть интересно. Должно хотеться. Должно быть честно. Должно быть легко. Должно быть легко. Взял и заиграл. Наигрался – перестал. Должно быть недорого, но вкусно, по возможности. О, вкусно – это важно. Я ответил?

Это одно и тоже. Образ жизни, и нечто большее, и нечто меньшее, это все вместе. Калимба занимает все место в моей жизни, и когда у меня освобождается место, его занимает какая-нибудь калимба. Это моя страсть, я от нее не отвлекаюсь, она все время при мне. 

Видеоверсия интервью

Интервьюер: А бывает такое, что ты остаешься без нее на долгое время и как ты себя в эти моменты чувствуешь? Если такое случается.

Игорь Филимонов: Такого не бывает. У меня есть 2-3 калимбы с собой. 

Интервьюер: Всегда?

Игорь Филимонов: Всегда.

Интервьюер: Постоянно? В любой момент времени?

Игорь Филимонов: Конечно. В Порто у меня был желтый чемодан, самый большой, который бывает самолетный чемодан, полный калимб. У меня был перевес, там было 25 килограмм. Мы делали в Порто документальное кино про чувака, который играет на калимбах, и нас было 12 человек. Я взял калимб на всех, чтобы можно было вместе поиграть. О, мы поиграли. Когда на вот этих штуках каждый делает что-то свое, вы не договариваетесь ни о чем, они в гармонии, и все, что звучит, оно благозвучно и интересно. Ты можешь уйти в уголочек и играть себе, а можешь смешаться со всеми и играть что-то в ритм, и это будет разговорчик. Разговорчик – это важно. Должны быть разговорчики. Ну как должны? Хорошо, когда есть. 

Замечательный вопрос. Ответ с другой стороны. Каждая калимба станет другом чьим-то, и калимба с кем-то вместе будет колесить, грустить дома, играть с кем-то вместе, придумывать музыку, отдыхать, засыпать, знакомиться с людьми на улицах, что угодно будет происходить. Каждая калимба должна быть классной, чтобы поучаствовать в этой авантюре, и я стараюсь, когда они все готовы, на каждой поиграть какое-то время. Иногда это не долгое время, я беру ее и сижу с ней в мастерской какое-то время, просто играю. Иногда я беру ее с собой, вот как любую из них, и я играю на них в поездках, в жизни в своей, и без конца что-нибудь с ними снимаю.

Каждый из них такой, знаете, опытный игрок, наигранный, с ним интереснее играть. Это как мой дед, который играл в шахматы, он играл классно, с ним интересно было играть всегда. И каждая калимба, тоже дофига поигравшая, с ней интересно, я уже их знаю, я им доверяю, поэтому они классные, я могу любую из них продать. С удовольствием. А любой заболевший на улице музыкант, с которым я знакомлюсь, может захотеть ее и взять себе. А кому-то их хочется дарить по пути, музыкантам и детям. Музыкантам, потому что они классные, и детям, потому что они классные. И всем нравится калимба. 

 Интервьюер: Я, в общем, зашел на твою страницу в Facebook, и увидел, что у тебя в графе «ВероисповедАние» или «ВероисповЕдание» стоит, написано буддизм. Скажи пару слов, это все же философия или больше религия, и какое место она занимает в твоей жизни?

Игорь Филимонов: Я понял. Хорошие вопросы в интервью, это когда они тебя удивляют, и тебе самому интересно на них поотвечать. Чтобы услышал вопрос, и думаешь, ага, вот про это можно поговорить. Я просто делал интервью и недоумевал с вопросами.

Это про людей. Это про людей, про их опыт. Люди очень клевые. Я влюбился в людей, они мои друзья, я с ними провожу большую часть своего времени, и у них есть вот эта вот объединяющий признак для меня, вполне случайный, просто какой-то общий знаменатель. Они буддистские ребята, они медитируют вместе, и сами медитируют. Просто дофига медитируют. И есть Лама, прекрасный пример человека, каким можно быть, если медитировать. И это все такая красивая история, с которой ты рядом находишься и проникаешься вдохновением от людей, от их качеств, от того, какие они классные и почему, ты пытаешься разобраться, но подспудно ты начинаешь медитировать вместе с ними. И потом тебе просто нравится эта сопричастность, и ты называешь это вот этим словом – буддизм, и мне кажется это очень положительный опыт. Куда-то это ведет. Я не могу сказать добросовестно, что я мечтаю о просветлении, что я нуждаюсь в нем в рамках одной жизни, но мне нравится сейчас, здесь, с этими ребятами максимально просто.

Интервьюер: Супер! 

Игорь Филимонов: Должно быть тихо и внимательно, и ты сам разглядишь, что у тебя в душе, и что важно. Но чтобы это увидеть, должно быть не шумно, и не быстро, и не очень много.

Интервьюер: А как это найти? Как это сделать в современном мире, который очень шумный, очень, ну в общем, чья суть в антонимах к тем словам, которые ты сейчас произнес?

Игорь Филимонов: Самому помолчать. Когда сам молчишь, лучше слышишь, что вокруг. А когда слышишь, что вокруг.

У кого телефон? Или это у меня звонит?

Интервьюер: Это у тебя звонит.

Игорь Филимонов: Это у меня звонит. Твою жизнь! 

У меня есть только свой опыт и формула, которая для меня работает, потому что я этим занят, потому что мне это нужно, и я для себя чувствую потребность в таком ресурсе. Я гуляю с калимбой, она не очень громкая. Ее не очень слышно даже самому, поэтому если ты идешь по оживленной улице и хочешь поиграть на калимбе, ты не очень кайфанешь. Лучше ты пойдешь туда, где потише. Ты оказываешься в парке, ты оказываешься на набережной, ты оказываешься в кафешке, где только ты один оказался. Она тебя ведет в тихие места. Я стал дофига времени проводить в тихих местах. Я в Будве в ноябре, потому что это тихое место. Будва в каком-нибудь июле – это совсем другая история. То есть, ты прежде всего хочешь тишины, и потом ты начинаешь ее искать.

Интервьюер: Можно ли сказать, что калимба, в какой-то степени – это компас, который указывает тебе на тихое место?

Игорь Филимонов: Можно. Скажи. Это красиво сказано. Мне надо записать и запостить в Instagram. 

Это происходит в жизни и в интернете, и в жизни это максимально легко, потому что это жизнь. То есть ты делаешь что-то со своей жизнью, но это еще немножко видно и слышно наружу, это твоя деятельность. 

Я играю в парке, вечером, рядом начинает танцевать девочка. Мы минуты 3 идем, играем, она танцует. Темно, она с друзьями, и когда трек заканчивается, оказывается, что это бразильские ребята, у которых в субботу музыкальная вечеринка, и они меня зовут с калимбами сделать номер. Я прихожу на вечеринку, и мы делаем номер, а там я знакомлюсь с тропическим диджеем, с архитектором, с аккордеонистом, с доктором и с дирижером оркестра. И с некоторыми из них мы можем вместе поиграть на калимбах, потому что португальского я не знаю, английский у нас у всех так себе.

Интервьюер: Музыка получается таким универсальным языком, который всем понятен.

Игорь Филимонов: Да, конечно. Прежде всего, вы даете друг другу понять, что вам интересно, что вам нравится что-то делать вместе, и начинается разговорчик. То есть, это, прежде всего, намерения и уже затем какие-то слова и их смысл. 

Это вторая половина ответа на предыдущий вопрос. То было в жизни, а еще есть интернет, и чтобы что-то шевелилось в интернете, надо шевелить интернет. Это дисциплина, это возня, это работа с экраном и тыканьем кнопочек, это не то, чем хочется заниматься в реальной жизни, но это еще одно колесо той же колесницы и это интересно. Это означает записать видео, вырезать из него нешумный кусочек, написать свои мысли и нажать кнопочку. Это как-то ответственно, слишком может быть. Калимба безответственная, калимба беспечная.

Интервьюер: Супер! Скажи, пожалуйста, встречались ли тебе люди, которых тебе не удалось увлечь калимбой? Которым было бы все равно. 

Игорь Филимонов: Да, четыре, наверное, случая за все года (12:01) страсть, когда не было отклика, и последний недавно в интернете, в комментариях в Instagram. Случайный и незнакомый мне джентльмен написал, что это самое бесполезное дерьмо, которое он встречал. Короткий комментарий, и судя по всему, он меня увидел, прокомментировал и заблокировал, чтобы меньше бесполезного дерьма было в его жизни, потому что я попробовал ответить на этот комментарий, и написать, что я дарю тебе калимбу, чувак, чтобы у тебя было время, возможность, побыть, прочувствовать, и мой комментарий не добавился, потому что чувак меня заблокировал. Как жаль. Это был самый вопиющий случай активного недовольства и неприятия. 

Иногда детям жестковаты язычки, тогда лучше не стоит, тогда я играю этим детям. И одна пожилая дама на фестивале однажды просила сделать для нее калимбу с язычками помягче. Но какого-то протеста я не встречаю.

Это все-таки чувство, которое ты чувствуешь в какой-то момент, и иногда ты ловишь себя на том, что сейчас ты счастлив. В этом можно разобраться, если это замечать, наверно, и спрашивать себя «Что сейчас вообще происходит?», «Почему я так думаю?», «Почему мне так показалось?». Это не без конца длится, это прекращается, и иногда ты не контролируешь, как ты себя чувствуешь, но такие моменты есть. Я понятия не имею, из чего это состоит. Это сумма ингредиентов всегда. Можно их перечислять через запятую, и они не будут формулой, но они важны.

Интервьюер: Как часто ты замечаешь это ощущение?

Игорь Филимонов: Мы приехали в Черногорию с подругой отметить мой день рождения в конце октября, и мы приехали за пару недель. И каждый день до дня рождения я в какой-то момент говорил, что «если это день рождения, то I’m ok», потому что этот день мог бы быть днем рождения, и был бы одним из лучших. И таких дней было 2 недели, я каждый день в какой-то момент говорил об этом. А потом был день рождения, это был лучший мой день рождения, в горах в Жабляке, в бабье лето было холодно, желто, прозрачно и вообще великолепно.

Скорее бывают дни, когда я не ловлю себя на этом, это штучные дни. Я их называю минус-дни, и это значит, ты проснулся и толку не будет никакого от тебя сегодня, и лучше даже не начинать. Я ложусь в ванную и просто жду, пока этот день пройдет. 

Это очень маленький город. Это маленький старый город. Я сейчас понимаю, что это параллель с калимбой удивительная. Это маленький старый инструмент, а это маленький старый город. Это про игру. Это про поиграть. В нем можно даже жить по-настоящему, какой-нибудь своей взрослой жизнью и работать работу, и ходить за покупками, готовить еду и всегда будет элемент игры. Ты живешь в маленьком старом городе, он как лабиринт. Ты не чувствуешь здесь себя обычным никогда, это всегда необычно. Это Будва. Ты можешь залезть на стену и обойти ее по периметру, и помахать башенке со всех сторон. Ты можешь выйти на маленький пляж, попить кофе, иногда искупаться, прыгнуть с пирса. Это все маленькие приятные обстоятельства, они удобные. Они помещаются в твою жизнь, а ты помещаешься в них. Это комфортное чувство пропорциональности всего со всем. Как дизайнеру мне это очень нравится все. Это как хорошо сверстанный макет, сбитый, крепкий, красивый, маленький, старый город, окруженный стеной на берегу моря. Как хорошо сверстанный макет. Здесь всему есть место, и тебе здесь есть место.

Интервьюер: Классно! Все давайте тогда, пока…

Прочитай стишок под запись. 

Я узнал, что у меня.

Игорь Филимонов: У меня есть собака. У меня есть пушок, господи, как там было, кусок души, а не просто собака. Я люблю ее и порой очень сочувствую ей. Нет собаки у бедной собаки моей. И вот, когда мне становится грустно. А знаешь ли ты, что значит собака, когда тебе грустно? Вот когда мне становится грустно, я обнимаю ее за плечи и говорю: «Собака, хочешь, я буду твоей собакой?».


Видео: Александр Головин
Автор: Виталий Близнюк

Статьи по теме

Анастасия Гельман: «В Черногории жить с детьми – одно удовольствие»

Екатерина Ларионова взяла интервью у Анастасии Гельман, жены Марата Гельмана – известного общественного деятеля и галериста. Как живется в Черногории с маленькими детьми, чем черногорская медицина уступает российской, почему надо…
Читать

Мэр Мойковаца Деян Медоевич: «Я думаю, что лучше условий нет нигде в Черногории»

Мэр Мойковаца в интервью OpenMonte.com рассказал много интересного про этот гoрод, а главное – про создание бизнес-зоны, где можно взять землю в аренду за пять центов за м2 в год. Виолетта Макеева: Когда…
Читать

Константин Скорняков: «Русские бизнесмены в Черногории предпочитают учиться на своих ошибках»

Предприниматель и соавтор книги «Как создать бизнес в Черногории?» Константин Скорняков рассказал OpenMonte об особенностях черногорской деловой среды, об ошибках опытных бизнесменов и о том, как сэкономить на отоплении.  Здравствуйте.…
Читать

Константин Скорняков: «Русские бизнесмены в Черногории предпочитают учиться на собственных ошибках»

Здравствуйте. Мой первый вопрос к вам: давно ли вы живете в Черногории и почему выбрали для жизни именно эту страну? В Черногорию я приехал в начале 2007 года. Выбор мой…
Читать